Прием в колонии: как правильно и быстро определить «цвет» исправительного учреждения

В приговоре, на основании которого осужденного доставят к месту отбывания наказания, содержится информация только о режиме исправительного учреждения: общий, строгий, особый. Ни регион, ни тем более номер колонии нигде не указываются и до последнего момента остаются тайной для осужденного, его родственников и адвокатов. Поэтому заранее подготовиться и узнать информацию о порядках в конкретном учреждении не представляется возможным.

В России исправительные колонии давно условно делятся на “красные” - полностью контролируемые администрацией, и “черные” - с параллельной системой власти криминалитета и организацией жизни в соответствии с “понятиями”. Сегодня и “красные” и “черные” колонии в чистом виде - скорее редкость. Куда чаще встречаются так называемые гибриды: учреждения, в которых администрация и авторитеты действуют согласованно, и одновременно могут быть активны и “смотрящие” и оперотдел.  

Правильное определение “цвета” колонии может помочь осужденному быстрее сориентироваться, особенно в случае возникновения конфликтов: важно понимать, кто может лучше и эффективнее помочь их решить. “Русь сидящая” предлагает обратить внимание на некоторые признаки, которые могут помочь узнать порядки в конкретном исправительном учреждении.

По прибытии этапа в колонию осужденного обычно встречает весь цвет местной администрации. В основном - заместители начальника. Разговаривать с ними следует вежливо и спокойно, ведь в это время часто задается тон будущего общения заключенного с представителями администрации. С большой долей вероятности встреча должна пройти спокойно.

В некоторых колониях - к счастью, таких немного - до сих пор сохранилась практика беспричинного физического насилия при поступлении этапа: только вышедшего из автозака осужденного могут сразу начать избивать - как правило, бьют не сотрудники, а другие осужденные. Также под угрозой насилия (в том числе сексуального) вновь прибывших могут заставлять “подписывать 106-ую”, то есть соглашаться на бесплатные работы по благоустройству территории колонии (по закону - согласно той самой 106-й статье УИК - такие работы не должны превышать двух часов в неделю, но с письменного согласия осужденного могут длиться дольше). Заключенному могут предложить взять швабру и провести несколько раз по полу, или помыть туалет: все это имеет целью определить и подавить сторонников криминальной субкультуры, в которой уборкой занимаются только заключенные “низшей касты”. Такие действия - характерный признак “красной” колонии: на “черных зонах” в их классическом виде никто не будет открыто нарушать “понятия”. Впрочем, бесконтрольные избиения при поступлении - сегодня редкость даже для “красных” колоний.

Вновь прибывшего сразу как следует обыщут, причем постараются провести это таким образом, чтобы показать с первых минут, кто в доме хозяин. От обыска никуда не деться, поэтому сопротивляться ему не имеет смысла. Также следует подготовиться к тому, что при обыске могу лишить всего, что по мнению обыскивающего, не вписывается в режимные требования. Мнение при этом будет весьма субъективно и целиком зависеть от настроения сотрудника. Если что-то, по его мнению, иметь вам при себе нельзя, то объяснять, что в учреждении, откуда вы прибыли это всегда было можно – бесполезно. Так, если в СИЗО можно иметь сахар в любом количестве, то в колонии это может быть ограничено 300 граммами. Сахарозаменитель в одних колониях разрешен и свободно проходит в посылках, в других – запрещен. Постельное белье в каких-то колониях можно иметь свое, в других - только казенное. То же самое касается полотенец, тапок, ботинок, брюк. Где-то нельзя иметь брючные ремни, просто потому что на рабочей одежде его крепить некуда -  такой фасон.

Если изъятое не входит в перечень запрещенных предметов(Приложение N к Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений), то следует потребовать квитанцию о приеме на склад хранения «личных вещей», скорее всего её выдадут на месте, оценив принятые вещи в копейки с указанием «б/у». По прибытии в отряд этими вещами можно будет распорядиться – либо отдать родственникам, либо получить обратно в пользование (так чаще всего происходит с кроссовками, спортивными костюмами, теплым нательным бельем).   Уже во время нахождения в карантине, куда заглядывают не только сотрудники учреждения, но и осужденные, можно окончательно разобраться с "цветом" колонии. Если пришли те, кто называет себя «люди», то это колония «черная». Если бригадиры и завхозы, то скорее всего – «красная». Если в карантинное отделение передали чай, сигареты, сладкое, или какие-то вещи первой необходимости - персонально каждому вновь прибывшему или в одной сумке на всех, -  то колония скорее всего “черная”. Новичка могут призывать жить «по понятиям», но к этому никто не обяжет. Негласные правила желательно знать и стараться не конфликтовать с ними открыто, но жить “по понятиям” при этом совершенно необязательно. О ролях представителей криминального мира - в карточке РС

«Красная» колония также проявит себя с первых дней. Скорее всего в таком учреждении режим будет жестче, что означает больше ограничений. Многие властные функции как правило передаются активистам из числа хозобслуги. Ни о каких «общаках» никто вслух говорить не будет. Зато в бытовом плане “красные” колонии как правило лучше благоустроены, поскольку администрация обычно более серьезно относится к различным нормативам по условиям содержания спецконтингента. Бытовые проблемы в “черных зонах”  - часто результат некоего компромисса между администраций и криминалитетом, при которых одни закрывают глаза на нецелевое расходование средств на благоустройство, а другие могут за это закрыть глаза на наличие у осужденных некоторых запрещенных предметов, например, мобильных телефонов.

Через две недели карантина осужденного распределяют в отряд, то есть в барак. Его как правило стригут налысо, забирают гражданскую одежду и выдают тюремную (гражданскую при этом запечатывают в коробки и выдают при освобождении), а также обувь, белье. Заключенный должен пришить к робе кусок белой ткани, на котором ручкой от руки написать свои ФИО - с такой нашивкой осужденный ходит до комиссии по распределению, после которой его прикрепляют к конкретному отряду и выдают бирку с фотографией, ФИО и номером отряда.

Поначалу лучше поменьше говорить и побольше слушать. Так осужденный лучше поймет, куда он попал и увеличит свои шансы на успешное выживание. Выводы из наблюдений лучше держать при себе и от оценочных суждений вслух воздержаться. И очень важно сохранить свою индивидуальность - это помогает и во время отбывания срока, и после освобождения. В любой колонии к людям со стойкими внутренними убеждениями как правило относятся с большим уважением.

Из личного опыта: