Знакомство со следственным изолятором для женщин: заезд в первую камеру

В Следственный изолятор (СИЗО) обвиняемая направляется сразу после того как суд санкционирует арест, а осужденная - после вынесения приговора, если на стадии следствия мера пресечения не была связана с лишением свободы. А поскольку изменение меры пресечения со стражи на домашний арест или подписку о невыезде сегодня случается крайне редко, то с большой долей вероятности попавшая в СИЗО пробудет там вплоть до вступления приговора в законную силу.

Как бы страшно не звучала для неподготовленного к тюрьме человека - тем более, если это женщина, - перспектива провести несколько месяцев в СИЗО, опыт прошедших через это показывает, что все в реальности не так страшн. В заключении есть жизнь, встречаются интересные люди (иногда даже друзья), и вполне реально выжить и сохранить себя как личность. Поэтому с самого начала лучше настроиться преодолеть все сложности и неприятности, которые, несомненно, будут.

Не имеет смысла как-то особенно готовиться перед заходом в камеру, репетируя будущие диалоги и выбирая стиль поведения: 24 часа в сутки и 7 дней в неделю никакую роль играть не получится, кроме роли самой себя. Бояться не надо - многие страшилки о “прописке” в камере являются не более чем выдумкой, другие - преувеличением. В большинстве случаев вновь прибывшая может рассчитывать на моральную поддержку и сочувствие сокамерниц - ведь все они когда-то тоже впервые переступили этот порог.

В камере новая заключенная появляется обычно с сумкой и только что выданным матрасом. Ее встречает старшая по камере - это как правило самая авторитетная заключенная, из тех, кто находится за решеткой дольше других. Если старшей по какой-то причине нет в камере, то новенькой предложат ее дождаться, положив куда-то матрас и вещи.

Старшая по камере - выборная должность, результат договоренностей между самими заключенными. Ею может стать обвиняемая или осужденная по любой статье уголовного кодекса. Исключения составляют детоубийцы - их как правило в женских тюрьмах ненавидят, и если позволяет администрация, могут унизить или даже побить. Детоубийцу никто не сделает старшей по камере. Не будет старшей по камере и заключенная, которая не смогла найти общего языка с администрацией изолятора. Это не выгодно никому: в тюрьме практикуется коллективная ответственность и плохие отношения старшей с сотрудниками СИЗО могут негативно сказаться на жизни всех обитателей камеры.

Старшая по камере следит за порядком и отвечает за него перед администрацией изолятора. Она же расписывается за “колюще-режущие предметы” - вилки и ножи, которые положено выдавать три раза в день на завтрак, обед и ужин и забирать каждый раз после этого. В некоторых СИЗО их могут оставлять и на целый день, но только не на ночь.

Новенькую скорее всего положат на верхнюю кровать (“на пальму”) и рядом с дверью (“на тормозах”). Исключение могут сделать для беременных, пожилых и больных. Место у двери хотя как правило и считается менее привилегированным, но имеет и свои преимущества: в свете лампочки, горящей над дверью удобно читать, а близость к выходу в коридор позволяет заблаговременно услышать, когда кто-то подходит к камере.

Главное правило - поменьше рассказывать о себе, тем более в самом начале, и особенно об уголовном деле, если оно находится на стадии следствия. Если кто-то из сокамерниц проявляет повышенный интерес к делу, то с большой долей вероятности она это делает не просто так, а по просьбе оперативников. Чем меньше расскажете, тем меньше смогут использовать против вас.

Вновь прибывшей могут также предложить сотрудничество с оперотделом. Уже через несколько дней после заезда оперативные сотрудники могут вызвать на разговор и поинтересоваться, завели ли вы друзей, и что эти новые друзья успели рассказать. Прямой отказ сотрудничать, особенно если он будет высказал в категоричной и обидной форме, может повлечь некоторые неприятности(например, частые переводы в другие камеры с вещами через многочисленные лестницы и длинные коридоры, или дополнительные обыски). Однако и преимуществ у доносительства нет. Дело не только в том, что стукачество портит и атмосферу в камере, и в некоторых случаях чью-то жизнь. Стукачей редко любят и сами сотрудники ФСИН, и поэтому особых поблажек ждать не стоит.

В отличие от некоторых мужских изоляторов, где в быту могут действовать те или иные “понятия”, у женщин все проще. Тюремную еду можно спокойно брать из рук тех, кто ее приносит (а это сотрудники хозотряда, такие же заключенные, оставшиеся работать в изоляторе после вступления приговора в силу). Хорошим тоном считается делиться передачами с сокамерницами, и ожидать, что они будут делиться в свою очередь с вами.

По закону “первоходы” не могут содержаться совместно с рецидивистами, а совершившие насильственные преступления с подозреваемыми в ненасильственных. Так что скорее всего в камере окажутся женщины, обвиняемые в таком же или близком по сути преступлении, что и вы. Исключения составляют задержанные по “народным” наркотическим статьям - таких просто слишком много, поэтому они попадаются в любой камере где содержатся «ненасильственные».

В любом большом коллективе, в том числе и тюремном, есть хороший шанс найти более -менее близкого по духу человека, или даже нескольких. Речь не идет о крепкой дружбе с порога - хотя бывает и такое – для начала достаточно общего языка и общих интересов. Сами собой складываются “семейки” - небольшие группы из 2-4 человек, которые понимают друг друга, помогают друг другу в быту, делятся передачами и совместно проводят досуг.