Записки юриста. Добрый судья.

Записки юриста. Добрый судья.

Один из пороков системы уголовного судопроизводства - непрофессионализм. Санька заехал в Бутырку после суда по совокупности двух преступлений. Украл в 15-летнем возрасте велосипед (158. ч. 2 кража - от 0 до 5), пока шло следствие, в 17 лет добавилась "народная" 228-я статья. Взяли, как это обычно и бывает, на получении "закладки", по объему получилась часть 2 (от 3 до 10). По заезду, т.к. Санька - инвалид детства по слуху, возникло несколько организационных и бытовых проблем. Создать запас батареек для слухового аппарата, объяснять вертухаям, почему человек не реагирует на окрики.  И в дальнейшем, периодически возникали связанные с этим  веселые и не очень ситуации. Не всем с ходу понятно, что человек никак не отвечает на просьбу или просто на обращение не из вредности, а по причине того, что забыл надеть аппарат.

Запомнились два момента. По первости Санька, т.к., без слухового аппарата не слышал сам себя, создавал излишки шума. Днем это не очень заметно, но не приветствуется под утро, когда ночная движуха затихла и самое время немного поспать. Как-то Санька проснулся рано, аппарат не стал надевать - видимо решил, что всё равно разговаривать не с кем. Ну и, как в стихах Чуковского, давай "мыться, плескаться, купаться, кувыркаться".  Только "нырять" в условиях камеры некуда, а так создал шум по полной программе. Проснулся Миха - а у него букет хулиганских статей, включая разбой, соответственно спросонья сдержать себя не смог. В результате проснулись все и, пока улаживали инцидент, уже началась дневная движуха по тюремному распорядку. Так толком и не поспали.  В историю хаты это вошло примерно как цитата из Ленина: "Декабристы (Санька) разбудили Герцена (Миху), а он уже разбудил всю Россию (хату)". Второй момент - это как Санька креативно помог украсить хату к Новому году. Кропотливо вырезал "мойкой" (лезвием,  добытым из одноразовой бритвы) штук сорок маленьких бумажных елочек. Раздобыли скотч, приклеили к верхним шконкам, решетке и "тормозам" - получилось красиво и помогло создать праздничное настроение.

Но вернемся к профессионализму. Судья, видимо, честно хотела парню помочь - все-таки инвалид детства, из неполной семьи. Понимала, что никто, в т.ч.  судебное начальство, худого слова в её адрес не скажет, если она выпишет по минимуму. А минимум - это как раз 3 года за наркотики плюс символические 2 месяца за велосипед. Итого 3 года и два месяца. Скорее всего, как обычно, судья выросла из помощниц, добросовестно умела красиво прошивать документы и составлять разные бумажки, а изучать подробно законодательство для продвижения по службе не требовалось. И перед приговором открыть  УК времени тоже не было. А в УК черным по белому написано: "несовершеннолетними признаются лица, которым ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет". То есть, несмотря на то, что к моменту приговора Саньке уже исполнилось 18, он считается, в данном случае, несовершеннолетним. Кроме того, в том же УК сказано: "При назначении несовершеннолетнему осужденному наказания в виде лишения свободы за совершение тяжкого либо особо тяжкого преступления низший предел наказания ... сокращается наполовину. Таким образом, по ст. 228 ч.2, в случае Саньки, нижний предел наказания не 3 года, а 1,5. То есть,  судья, если бы не была "двоечницей", могла бы с легким сердцем выписать за наркотики 1,5 года плюс те же два месяца за велосипед, итого год и семь месяцев. И это не было бы каким-то героическим поступком. И не нарушило бы обычаи судебного производства, что и подтвердилось потом решением апелляционной инстанции. Мосгорсуд скинул с приговора целый год - оставил 2 года и два месяца. Скинуть больше года не решились. Получается, что Саньке дали в результате на 7 месяцев больше. По сравнению с тем, что допустимо было бы выписать в суде несовершеннолетнему инвалиду детства.

 В общем, закончилось все более-менее хорошо: год-то все-таки скинули. Мы ещё по поводу Санькиных проблем со слухом немного поволновались - как бы во время этапа по пути из СИЗО в лагерь он не схлопотал лишний раз дубинкой. Но всё обошлось.  Возможно, помогло, что на руках были документы об инвалидности. Пока ждал апелляцию, Санька умудрился (при содействии адвоката и родственников) пройти ежегодную аттестацию. Так что доехал более-менее нормально, да и удачно попал в Покров в ИК для инвалидов.

 

Янтурин Ринат