Поощрения и взыскания: как их получают и на что они влияют

Поощрения и взыскания: как их получают и на что они влияют

Главная цель уголовно-исполнительной системы – исправление осужденных и предупреждение совершения ими новых преступлений. Цель заявлена благородная. Не менее громко звучит раздел УИКа «Воспитательное воздействие на осужденных к лишению свободы». Основными мерами этого воздействия являются поощрения и взыскания.

И то, и другое имеет два возможных вектора влияния: 1. Непосредственное, так сказать, сиюминутное влияние на текущую жизнь арестанта, 2. Влияние на возможный в дальнейшем перережим, УДО или замену неотбытой части наказания более мягким видом.

Начнем с поощрений и их практической пользы. Первое и самое близкое – это дополнительное свидание или дополнительная посылка. Если есть кому и на что ехать и что отправлять, то благо этого поощрения явное.

Второе – облегченные условия содержания (ОУС). Хоть в УИКе о необходимости поощрений для ОУС ничего не сказано, а только об отсутствии взысканий, отбытии не менее шести месяцев срока наказания в обычных условиях и добросовестном отношении к труду (ч. 2 ст. 120). Но в большинстве колоний для ОУС требуется не менее двух поощрений.

При наличии этого совсем не сверхъестественного набора встать на «облегченку» не составит труда. А это – шесть длительных свиданий в год, столько же краткосрочных с потенциальным увеличением тех и других до десяти благодаря тем же поощрениям (ч. 2 ст. 114 УИК), 12 посылок с потенциальным увеличением до 16 (та же часть той же статьи), 12 бандеролей и деньги на счете без ограничения.

И главное – это обязательный шаг к УДО или перережиму на колонию-поселение. Роль поощрений тут велика. Осужденный, находящийся в ОУС автоматически попадает в категорию «благонадежных», а без этого УДО не светит.

Но и переоценивать роль поощрений в деле получения УДО не стоит. Для суда, который рассматривает этот вопрос также важно увидеть, что осужденный гасит иск, пусть и не полностью, но прилагает к этому все усилия, то есть, работает. Поощрения для УДО нужны обязательно, но двадцать поощрений не увеличивают шансы на прохождение в два раза по сравнению с десятью. Главное, чтобы они более или менее равномерно распространялись по всему сроку.

И не надо постоянно напрягаться по поводу того, где бы взять еще поощрений. Лучше подумать, в том числе о том, как обеспечить, чтоб «терпила» не был против вашего УДО, ведь суд будет запрашивать его мнение в любом случае.

Таким образом, явно напрашивается вывод о важности поощрений для положительного судебного решения для условно-досрочного освобождения. Но и складывать яйца в одну корзину, то есть не думать об остальных важных в деле скорейшего выхода на свободу моментах нельзя.

Теперь о взысканиях. Они – неотъемлемый элемент тюремной жизни, независимо от режима, «черноты» или «красноты» исправительного учреждения. Они применяются за нарушение установленного порядка отбывания наказания. Основные – выговор (объявляется в устной или письменной форме), водворение в штрафной изолятор (ШИЗО) на срок до 15 суток, перевод злостных нарушителей в помещение камерного типа (ПКТ) на срок до шести месяцев.

Наличие любого взыскания (в том числе устного выговора) заносится в личное дело осужденного.

Для категории людей, не стремящихся к скорейшему выходу актуальна только первая часть. Для тех, кто хочет побыстрее выйти – обе.

Первое, самое «легкое» взыскание – выговор. Оно может быть применено за нарушение формы одежды (не одел кепку, не пришил нагрудный знак, летом вышел на проверку в тапках и т.д.), за невыход на массовое мероприятие (обед), за одиночное передвижение (многие арестанты полагают, что если они идут по зоне втроем – это уже не одиночное передвижение, однако, это не так. Одиночное передвижение – это перемещение вне локального участка без сопровождения сотрудника администрации или его разрешения). Или во время проверки осужденный повел себя не совсем корректно по отношению к начальнику отряда, который проводит перекличку, сказал что-то неуважительное в адрес пенитенциарной системы.

То и дело по зоне раздаются возгласы сотрудников:

- Бубенчиков! Иди в дежурную часть!

В дежурную часть осужденный приглашается для дачи письменного объяснения, которое должно предшествовать наложению взыскания. В случае отказа от дачи объяснения составляется соответствующий акт (ч. 1 ст. 117 УИК). Если осужденный продолжает вести себя некорректно и в дежурной части или уж слишком нелестно отозвался о фсиновцах, то к нему могут быть применены меры физического воздействия, не прописанные в законодательстве. Или его могут поставить на несколько часов «держать стенку» или еще что-то в этом духе.

Устный выговор может наложить начальник отряда. Остальные взыскания – начальник колонии или лица его замещающие.

Выговор можно погасить досрочно с помощью поощрения, но не ранее трех месяцев со дня его наложения (ч. 3 ст. 114 УИК).

Чисто бытовых неудобств выговор собою не несет и автоматически гасится спустя шесть месяцев. А вот на изменение режима или на УДО данное взыскание (тем более, если оно было не одно) повлиять может. Согласно постановлению пленума Верховного суда «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания» взыскание само по себе не может свидетельствовать о том, что осужденный нуждается в дальнейшем отбывании наказания. Но практика говорит о том, что суды относятся достаточно негативно к любым взысканиям.

Кроме того, в постановлении того же пленума сказано, что «суд не вправе высказывать суждение о незаконности и необоснованности примененных к осужденному взысканий». То есть убеждать суд в том, что вы злоупотребляли табаком в курилке, а не рядом с ней, как сказано в документах, пришедших из колонии, бессмысленно. Раз есть взыскание, значит, было и нарушение.

Конечно, если выговор только один, вынесен в начале срока, досрочно погашен поощрением и с тех пор у вас имеются одни благодарности за отличный труд и примерное поведение то велика вероятность того, что суд не будет препятствовать переводу в колонию-поселение или условно-досрочному освобождению. Но есть примеры, когда и подобное трактуется судом как недобросовестное отношение к соблюдению установленного режима отбытия наказания. А это означает, что отсутствуют достаточные основания полагать, что осужденный сделал для себя правильные выводы, утратил общественную опасность и твердо встал на путь исправления.

Более строгим наказанием является водворение в ШИЗО на срок до 15 суток. Его получают за употребление или изготовление спиртных напитков, неповиновение представителям администрации или их оскорбление, организацию бросов (это по УИКу). А также – за совокупность предыдущих выговоров или «за образ жизни» для тех кто «втыкается» (это из практики).

ШИЗО или, как говорят арестанты, «кича», несет более заметные бытовые неудобства. Водворенным в ШИЗО запрещаются свидания, телефонные разговоры, приобретение продуктов питания, получение посылок. Камера в ШИЗО похожа на сизошную, но там все жестче. В 5 утра шконка пристегивается к стене и на нее не лечь до 21 часа. «Тюрьма живет ночью» и непременный элемент ее жизни – общение. Оно происходит у сидящих на киче после отбоя. А до обеда все спят. На полу. Опытные арестанты берут с собой на кичу большое банное полотенце, на котором и отдыхают почти весь день.

Хоть в УИКе и говорится о том, что водворение в ШИЗО происходит на срок до 15 суток, на самом деле по истечении этих 15 можно, не выходя из изолятора, получить еще 10 или те же 15. А потом еще и еще. Таким образом, общий срок будет равняться 30, 45, а то и 60 суткам. И их придется провести на одной баланде, зачастую без курева (а для большинства это смерти подобно), спящим на полу и имеющим право лишь на ежедневную часовую прогулку.

По возвращению соседи по бараку поздравляют «с подъемом», братский круг встречает посиделками и угощением, поскольку «шатающим режим» от блатных почет и уважение.

Взыскание в виде водворения в ШИЗО автоматически гасится через год. А с помощью поощрения это можно сделать досрочно (но не ранее, чем через шесть месяцев). Но для стремящихся на УДО «кича» - это почти приговор. Второй и окончательный. Да, тот же пленум Верховного суда говорит, что следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного нарушения за весь период отбывания наказания. То есть шанс убедить суд в случайности и разовости этого проступка имеется. Но он невелик. Суды полагают, что ШИЗО дается только за серьезные нарушения. И будучи даже погашенным штрафной изолятор может поставить жирный крест на стремлениях арестанта оказаться пораньше дома.

Ну, а самых злостных нарушителей на срок до шести месяцев переводят в ПКТ. В зависимости от нравов конкретной колонии «злостником» могут признать за единичное употребление алкоголя. А могут и за совокупность нарушений, за которые осужденный ранее закрывался на кичу.

ПКТ – это то же ШИЗО, разница лишь в сроке пребывания там и в том, что находящиеся в ПКТ могут приобретать продукты питания, за полгода получить одну посылку и иметь одно краткосрочное свидание. Режим в ПКТ жесткий, а каком бы то ни было УДО и подобном, находящиеся там и не помышляют. Более того, в соответствии с ч. 2 ст. 173.1 УИК если осужденный признан злостным нарушителем то по отбытии наказания ему будет установлен административный надзор, что влечет собой немалые неудобства и после освобождения.

Остается без ответа лишь вопрос, какое именно «воспитательное воздействие» имеют эти поощрения и взыскания на осужденных. Ведь ни для кого не секрет, в том числе и для структур ФСИНа, что стремление к поощрениям – это форма соглашательства, а взыскания лишь еще больше озлобляют осужденных и вталкивают их в «романтику» преступного мира. А о «перевоспитании» в условиях колонии не может быть и речи.