Личный опыт

Охота на женщин

0

(о судьбе «заочниц»)

Чтобы рассказать о природе взаимоотношений между мужчинами и женщинами сквозь призму лагерной жизни, мне придется начать издалека. Тема, что называется, горячая, с точки зрения слухов, нездорового интереса обывателей и широты мнений по этому поводу. В народе женщин, нашедших свою любовь за колючкой, называют «заочницами». Я постараюсь показать, что в большинстве своем это жертвы.

Хищники

Лагерь — это закрытое мужское сообщество. Война характеров и особые обстоятельства ограниченного пространства, в которых, в наибольшей мере, проявляются мужские черты. Прибавим к этому давление этикета («законов») преступного мира и жесткость режимных ограничений — все это также способствует проявлению изначально присущих исключительно мужскому миру черт.

Правда, есть значительная оговорка. Кодекс рыцарей и свод правил благородного джентльмена имеют мало общего с теми реальными качествами, которые позволяли мужчинам выживать на протяжении тысячелетий и оставлять после себя потомство, несмотря на различные исторические катаклизмы, войны, голод и холод. Благородный XIX век – с его светлыми представлениями о «достойном» поведении настоящего мужчины – меркнет с реальностью природных и исторических испытаний, с которыми сталкивается мужчина на протяжении тысячелетий.

У целеустремленности есть более темная и практичная сторона — настойчивость, у уверенности — наглость, у твердости — беспринципность, у способности защищать и обеспечивать — инстинкт владеть и доминировать. В конце концов, мужчина — это охотник, то есть, человек, умеющий добыть то, что ему нужно. Как это делается —  это уже вторичный вопрос.

Вторая характерная черта лагеря, помимо того, что это закрытое мужское сообщество — ограниченность ресурсов. Природные потребности, страсти остаются теми же, а вот доступ к ним значительно сокращается. Вплоть до настоящей борьбы за психическое и физическое выживание. В этом весь смысл «наказания» и основное условие существования российской системы исполнения наказаний, правда, здесь речи не идет об исправлении человека.

В этих условиях проявляются изначальные, не самые лучшие с точки зрения современного гуманистического мировоззрения, черты, такие как наглость, настойчивость, беспринципность, агрессия — все, что характерно для настоящего хищника или падальщика. Часть из этих падальщиков, по-другому я их назвать не могу, специализируется на женщинах.

Сразу следует сделать оговорку, что есть примеры сложившихся семей и отношений между мужчиной и женщиной. И когда мужчина попадают в беду, женщина (жена) к нему приезжает на свидания в лагерь. Но по моим собственным наблюдениям, это — абсолютное меньшинство. Во-первых, в тюрьму в основном попадают мужчины – особенно если речь идет о рецидивистах –  не склонные к искренним и прочным отношениям. Во-вторых, если даже семейный мужчина, далекий от преступного мира, в силу стечения каких-либо роковых обстоятельств оказывается в заключении, то жены часто таких бросают.

Есть «профессиональные заочницы» (считай, что проститутки), которые ездят из одного лагеря в другой за деньги, есть также женщины из блатного мира: «воровайки», «жены блатных», но это совсем редкие случаи.

За вычетом всех трех категорий все же остается достаточно значимое количество женщин (до 50% от общего количества приезжающих на свидания), которые находят свою любовь в лагерях. Это не какая-то девиация или субкультура, а достаточно массовое явление,  особенно в тех российских провинциях, где присутствуют в значительном количестве места отбывания наказаний. Списать это на некие диспропорции между мужским и женским населением страны (мужчин, мол, меньше) или недостаток внимания к женщинам со стороны мужчин на свободе, или тем, что в лагеря едут преимущественно некрасивые и несчастные (с неудавшейся личной жизнью) женщины, я не могу. Напротив, абсолютное большинство девушек, которые нашли свою любовь в лагерях, и которых я наблюдал в комнатах длительных свиданий, были красивыми, молодыми, а иногда и успешными. И в большинстве своем они были жертвами.

Жертвы

«Женщина любит ушами». Справедливость этой присказки в полной мере часто познается за решеткой. За годы наблюдений я выделил для себя целый слой заключенных, которые «промышляли» за счет женщин. Как правило, этакие юркие персонажи, которые всегда рядом с «блатными», свысока смотревшие на простых мужиков, их у нас в лагере еще называли «шевелягами». Произошло это слово от выражения «шевелить поле»,  то есть находить денежные средства или организовывать продуктовые передачи и посылки для «общих» (считай, что для блатных) нужд лагеря. В силу материальной пользы, которая исходила от таких заключенных, «блатные» предоставляли им особые условия: доступ к телефону 24 часа в сутки, возможность спокойно валяться на «шконке» и пр.

Как правило, у таких «шевеляг» были не одна и не две женщины под прицелом. Все происходило стандартно. Поиски начинались с мониторинга социальных сетей, двух-трехнедельной переписки в интернете, потом фоточки и смс-ки, далее многочасовые ночные разговоры и, наконец, секс по телефону. Все это в присутствии соседей по близлежащим «шконкам» (6-8 человек). Накал страстей, плотность внимания, оказываемая поклонником, широта и разнообразие комплиментов, знание женской психологии и умение угодить (сказать, что желает услышать женщина) — все это своего рода наркотик, к которому девушка со временем привыкает и становится зависима. Далее она «как бы сама» проникается необходимостью собрать «страдальцу» посылку. А еще через 3-4 месяца готова приехать к нему на длительное свидание (3 суток).

В реальном мире социальных отношений, современные девушки все чаще на себя примеряют мужские ценности, доминирующие в рыночном обществе — конкурируют за лучшее место труда, выбирают для отношений успешного партнера (с точки зрения текущего дохода, квартиры, прописки, последней модели телефона), стараются быть по-мужски жесткими и прагматичными. Тем не менее, изначальная иррациональная природа часто никуда не уходит из современной девушки, и в ее картонной броне, состоящей из социальных стереотипов, легко находит брешь мужчина-хищник из мест не столь отдаленных.

Реальные истории

Что получает девушка, так сказать, «на выходе», из отношений с заключенным? Ничего хорошего, если коротко. Конечно, есть исключения. И везде есть хорошие люди, и везде есть место для любви. Всегда можно привести в пример одну позитивную историю из ста случаев (сплошного пространства несчастий и унижений). Что получает женщина, впадая в иррациональную зависимость от тонкого психолога, находящегося в тюрьме и специализирующегося на «разводе» женщин?

Разные формы вымогательств.

Телефон

Под угрозой прекращения регулярных ночных общений, женщина готова на многое. К примеру, у «любимого» отобрали телефон, и он не может регулярно звонить: необходимо купить новый телефон и заплатить за то, чтобы его «занесли» в лагерь, само собой, баланс телефона также необходимо регулярно пополнять.

«Ноги»

Если девушка на машине, то вообще идеально. Ей всегда найдется работа. Что-то привезти и отвезти, кого-то встретить, кому-то что-то передать, и так до бесконечности. Это называется «ноги», т.е. возможность что-то передвинуть, перевезти или привезти на свободе. Соответственно, располагая «ногами», заключенный может решать различные «проблемы» и «задачи». И в силу этого занимать более выгодное положение среди остальных.

Психологическая зависимость  

Со временем романтика сходит на нет, а зависимость остается. Мерзкое обращение с женским полом — одна из отвратительных черт, культивируемых в заключении, и особенно в блатном мире. У блатного мира сохраняется уважение лишь к одной женщине на земле — к матери («не забуду мать родную»). К женщинам отношение сугубо потребительское и пренебрежительное. Меня всегда удивляло то, на что готовы пойти и что готовы претерпеть женщины и девушки непонятно ради чего. Никакой «любовью» или «чувствами» такое оправдать невозможно, чистой воды зависимость на животном уровне («жертва подчиняется хищнику»), в большинстве случаев, реже жалость, а иногда личные психологические проблемы, воздействуя на которые, заключенный умело манипулирует.

Угроза уголовного срока

Приезд женщины на длительное свидание – это спецоперация. Масса нюансов и сложностей: от продуктового набора до посуды и комнаты, в которую попадут заключенный и приехавшая к нему женщина. Какой день календаря и какая смена в этот день дежурит при приемке в комнату свиданий. Помимо всего прочего, женщины, «ослепленные» любовью, часто готовы проносить запрещенные предметы в лагеря.

Особого разговора заслуживают наркотики, которые, конечно же, присутствуют в лагерях и попадают зачастую через женщин, посещающих комнаты свиданий. Проносят, как правило, наркотики женщины внутри себя, так сказать, в «укромных» местах. Отсюда и унизительные процедуры досмотра, к которым оказываются абсолютно не готовы большинство девушек, приезжающих на свидания. На моей памяти был молодой заключенный из среды «блатных», которому, несмотря на свой образ жизни, удавалось регулярно посещать комнаты свиданий. Однажды его прихватили с наркотиками во время обыска на бараке. Чтобы избежать реального срока, он вынужден был сдать госнаркоконтролю своего наркокурьера. Им оказалась его девушка. Во время следующего визита на длительное свидание ее уже ждали сотрудники, и — о чудо, нашли «заряд» наркотика для любимого, который она пыталась пронести в укромном месте. Девушка получила срок. Это реальный случай, которому я был свидетелем, однако на слуху подобных историй было немало.

Моя история

В лагере, в котором мне пришлось отбывать наказание, были достаточно строгие правила. На длительные свидания к заключенным пускали только родственников первой линии, либо жен (при наличии штампа в паспорте). Правда, для некоторых заключенных делались исключения. Проблемой было также малое число комнат для длительных свиданий (8 комнат на лагерь в 2000 заключенных). Далеко не все желающие попадали в число счастливчиков. Это открывало широкое пространство для коррупции и злоупотреблений со стороны сотрудников.

Я вступил в брак, уже находясь в заключении. С девушкой, с которой был знаком еще со школы, но длительное время не общался, вплоть до попадания в тюрьму. И когда она вышла на связь с моими родственниками, долго не мог понять, кто обо мне вдруг вспомнил. Тем не менее, у нас сложилось все хорошо, мы заключили брак за решеткой и у нас родился сын за год до моего освобождения. Все произошло буквально вопреки всему. Мне запомнилось меткое выражение одного из сотрудников: «В заключении рождаются сильные дети». Так получилось и с моим сыном.

В силу достаточно яркого и настойчивого характера, что у меня, что у моей жены, мы смогли достаточно быстро попасть в число регулярных посетителей комнат длительных свиданий. Через какое-то время нас знали все работники колонии. Кто-то симпатизировал, многие ненавидели, но равнодушных не оставалось. К каждому свиданию мы подходили максимально ответственно. Здесь мелочей не бывает. Как в шахматной партии — каждый ход должен быть просчитан, если ты рассчитываешь на победу. В моем случае победой было досрочное освобождение.

Помню досадную оплошность, которую мы как-то допустили. При свидании все запрещенные предметы, в том числе телефоны (и прочие электронные гаджеты) сдаются в камеру хранения. Так вот, во время одного из свиданий оперативные работники колонии подробно изучили содержимое телефона жены (он был без пароля), и таким образом, вычислили сотрудника колонии, который мне помогал во многих вопросах. Обернулось ли это для некого какими-то последствиями, мне доподлинно неизвестно. Он занимал значимый пост в колонии. В определенных случаях комнаты для длительных свиданий могут «ставиться на прослушку». Поэтому, если есть что скрывать, то какие-то особо значимые вещи лучше писать и никогда не произносить.

И что касается итогов. Наша семья не стала счастливым исключением. После моего освобождения мы разошлись. Лагеря не могут быть местом романтики или источником семейного счастья. Кто бы что ни говорил и ни писал, это места страданий в первую очередь. «Лагерь — весь — отрицательная школа, даже час провести в нем нельзя — это час растления. Никому никогда ничего положительного лагерь не дал и не мог дать». Это слова писателя В. Шаламова.

Автор Виктор Васильев, аспирант экономического факультета МГУ им. Ломоносова, бывший заключенный ИК-8 ФСИН Республики Бурятия.

Поделиться ссылкой:

Комментарии

Добавить комментарий

Смотрите также: