База знанийЗащита

Стратегия защиты по уголовному делу (Часть II)

0

Автор — Сергей Федорюк, к.ю.н.

Продолжение, см. ЧАСТЬ I

Предварительное расследование

После того, как вынесено постановление о возбуждении уголовного дела в отношении определённого лица – начинается процедура его активной защиты. То же самое происходит, когда объявляется постановление о привлечении в качестве обвиняемого лицу, ранее не указанному в постановлении о возбуждении уголовного дела.

С указанного времени закон наделяет того, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, комплексом процессуальных полномочий для юридической защиты. Одновременное ограничение прав может выражено в применении мер пресечения – подписки о невыезде, домашнего ареста, заключения под стражу.

Если на стадии доследственной проверки следователь мог не знакомить проверяемого с сообщением о преступлении, то после возбуждения уголовного дела обязанность не просто знакомить, но и вручать защищаемому лицу копии обвиняющих его документов прямо предусмотрена Уголовно-процессуальным Кодексом РФ.

Выстраивание позиции защиты

  1. Опровержение фактов и обстоятельств. Обвиняемому следует позаботиться о том, чтобы иметь тексты постановлений как о возбуждении уголовного дела, так и о привлечении в качестве обвиняемого. Именно на опровержении фактов и обстоятельств, сформулированных в них, должна строиться позиция защиты.
  2. Обжалование в судебном порядке постановления о возбуждении УД

Постановление о возбуждении уголовного дела может быть обжаловано в суд. Однако закон определяет очень ограниченные основания для обжалования. Чаще всего обвинение должно опровергаться в процессе расследования и последующего судебного разбирательства. Поэтому, правильней сразу же поручить адвокату изучение перспектив судебного обжалования. Если они будут установлены, тогда можно попытаться добиться прекращения уголовного дела на ранних стадиях следствия, после признания судом незаконным постановления о возбуждении уголовного дела.

Участники уголовного преследования

Едва ли не главным обстоятельством для доказывания обвинения выступает количество лиц, подлежащих уголовному преследованию. Если их несколько, то следствие вовсю постарается использовать «царицу доказательств» – собственное признание одного из обвиняемых, и использование его показаний для уличения соучастников.

Конечно, не изжиты случаи получения показаний под пытками. Тогда возможно лишь одно пожелание как можно быстрее, действуя через адвокатов, направить жалобы о применении незаконных методов воздействия. Если такие обращения откладывать, то впоследствии к ним не будет никакого доверия.

В случае, если уличающие себя и других соучастников показания даются добровольно, следует чётко осознавать невозможность отказа от них впоследствии. Никакие ссылки на обман следователя, невыполнение его обещания смягчить меру пресечения, либо ненадлежащие консультации адвоката – приниматься не будут. И следствие, и прокуратура, и суд – постараются до последнего использовать такие показания, даже если они будут опровергаться совокупностью других доказательств.

Как уже отмечалось, вызывает доверие лишь та позиция защиты, которая не меняется на протяжении всего производства по делу. Важно, чтобы она подтверждалась иными объективными данными: показаниями свидетелей, документами, заключениями экспертиз. Именно поэтому, если возникают противоречия между защитными показаниями обвиняемого, и уличающими показаниями его соучастника – потребуется оценивать их достоверность на основании неизменности и подтверждения совокупностью других доказательств.

Обвиняемому в групповом преступлении очень важно взвесить наличие или отсутствие преимуществ, касающихся возможного заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Одно из его существенных условий – необходимость изобличения остальных соучастников лицом, заключившим соглашение. Фактически, в этом случае будет иметь место причинение вреда другим обвиняемым, путём ухудшения их уголовно-правового положения.

Для таких обстоятельств представляется справедливым принцип, действующий в адвокатском сообществе: защитник может вынужденно ухудшать положение других обвиняемых только в тех случаях, когда это влечёт соответствующее улучшение правового статуса его подзащитного.

Отсюда явствует, что для объективной характеристики собственной роли, выявления причин и условий, способствующих совершению им преступления, у такого обвиняемого могут существовать предпосылки для заключения досудебного соглашения и даче показаний, изобличающих соучастников.

Досудебное соглашение

При этом необходимо понимать следующее. В судебной практике широко сформирован подход о назначении соучастнику, роль в преступлении которого незначительна, наказания, близкого к минимальному, или условного наказания, или наказания ниже низшего предела. Отсюда следует, что такое лицо избавлено от риска осуждения к наказанию, превышающему половинный размер (2/3 для преступлений, предусматривающих пожизненное лишение свободы) от максимально возможного по данной уголовной статье.

Гарантий условного наказания или наказания ниже низшего предела условия досудебного соглашения давать не могут. Это явствует из положений ч.ч. 2 и 4 ст. 62 УК РФ.

Таким образом, интерес, обусловленный смягчением наказания при заключении досудебного соглашения, возможен у соучастников, занимавших более активную роль. Их цель в таком случае – переложить свою ответственность на других.

Такой подход как минимум сомнителен. Следует тщательно взвешивать, будут ли такие показания подтверждаться совокупностью других доказательств. В противном случае, к ним не будет никакого доверия, тем более, если они объективно опровергаются заинтересованным соучастником. Тогда нет никаких гарантий, что прокурор признает факт выполнения обвиняемым условий досудебного соглашения. После прекращения досудебного соглашения, что целиком зависит от усмотрения прокурора (ч. 5 ст. 317.4 УПК РФ) такой обвиняемый приобретёт лишнее негативное обстоятельство, отрицательно влияющее на назначение судом наказания.

Отягчающие обстоятельства

Кроме того, досудебное соглашение будет иметь силу лишь в том случае, если у обвиняемого не имеется отягчающих обстоятельств (ч. 2 ст. 62 УК РФ). Тогда же, когда его заключением преследуется цель переложить ответственность на соучастников, наверняка, станет вопрос о таком отягчающем обстоятельстве, как особо активная роль в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Указание на него целиком зависит от следователя. Оспорить его решение можно только при судебном рассмотрении дела, в любом случае, в общем порядке судопроизводства, без соблюдения правил, касающихся заключения досудебного соглашения.

Наконец, существует категория лиц, для которых условия досудебного соглашения действовать не будут. Это обвиняемые в умышленном преступлении сотрудники органов внутренних дел. Их статус сам по себе признаётся отягчающим обстоятельством в силу п. «о» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Как уже отмечалось, наличие хотя бы одного отягчающего обстоятельства исключает заключение досудебного соглашения.  

Показания в свою защиту

У подозреваемого и обвиняемого существует право давать показания в свою защиту. Формулировка подозрения указывается в постановлении о возбуждении уголовного дела, а обвинения – в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Таким образом, эффективным следует признавать такой способ защиты, когда показания готовятся в письменном виде по результатам работы с текстами вышеуказанных постановлений. От следователя необходимо добиваться занесения в полном объёме в протокол подготовленных таким способом показаний.

Неоднократно отмечалось, что интересы защиты требуют неизменности позиции обвиняемого, начиная с его объяснений на стадии доследственной проверки. Не менее важно знать показания потерпевшего и свидетелей, которые следователь на первоначальном этапе расследования скрывает. Тем не менее, в ряде случаев удаётся узнать их содержание.

По серьёзным преступлениям следователь обращается в суд с ходатайством о применении меры пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу. В подтверждение обоснованности подозрения могут представляться копии протоколов допроса потерпевшего и свидетелей – очевидцев преступления, заявляющих о причастности к нему обвиняемого (п. 2 ч. 1 ст. 91 УПК РФ).

Возможны и дополнительные материалы в виде результатов оперативно-розыскной деятельности, например, стенограммы телефонных разговоров (ч. 1 ст. 108 УПК РФ). Такие документы помещаются в сформированное судом производство. Обвиняемый и его адвокат могут с ними знакомиться, фотографируя все материалы. Таким образом, у защиты может появиться копия части доказательств обвинения. Их содержание и нужно учитывать для формирования показаний обвиняемого.

Очные ставки

Не менее важна и подготовка к очным ставкам. Решение об их проведении принимает следователь либо по собственной инициативе, либо по ходатайству защиты.

Формальное условие для этого – наличие существенных противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц, для устранения таковых в процессе очной ставки. Однако, следует признать добросовестной позицию того следователя, который проводит очную ставку между обвиняемым и свидетелем и при отсутствии противоречий в их показаниях.

Дело в том, что при невозможности по объективным причинам допросить свидетеля в суде (например, в случае смерти или выезда за границу), оглашение его следственных показаний не допускается, если ранее не проводилась очная ставка между ним и обвиняемым, и последний возражает против оглашения (ч. 2.1 ст. 281 УПК РФ). Таким образом, следователь, предоставляя лицу, которое защищается, возможность допросить свидетеля обвинения на очной ставке, легализует следственные показания такого свидетеля для возможности последующего оглашения в суде.

Перекрёстный допрос свидетеля обвинения при очной ставке – важное средство защиты. Им не стоит пренебрегать. К нему необходимо тщательно готовиться. Ожидаемые защитой результаты очной ставки – устранение в интересах обвиняемого противоречий в показаниях. В идеале допрашиваемое лицо должно подтвердить правдивые показания подзащитного, сформулировав убедительные доводы изменения или корректировки собственных показаний. Либо его показания по результатам очной ставки должны быть поставлены под сомнение.

Единственное оружие стороны защиты – вопросы допрашиваемому лицу. Они задаются после выслушивания его показаний и показаний подзащитного, после вопросов следователя. Недобросовестный следователь острые вопросы будет снимать. А защита вправе настаивать на внесении их в протокол, тем более что в конце очной ставки и у обвиняемого, и у защитника появится право на собственноручное написание всех своих замечаний. Протокол очной ставки в любом случае дойдёт до суда, и в случае неявки свидетеля будет решаться вопрос о возможности использования следственных показаний, принимая во внимание необоснованное отклонение следователем относящихся к делу вопросов защиты.

Благоприятный для обвиняемого исход следствия – прекращение уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. Неблагоприятный – подготовка следователем обвинительного заключения, с последующим согласованием у руководителя следствия, утверждением у прокурора, и направлением дела в суд. В этом случае при окончании следствия защита знакомится со всеми материалами уголовного дела, а копию обвинительного заключения получает после утверждения его прокурором.

Список свидетелей

На стадии окончания следствия обвиняемый и защитник приобретают ещё ряд процессуальных прав. Однако, одно из них практически никогда не используется. Тем не менее, его практическую пользу для защиты трудно переоценить.

Речь идёт о предложении списка свидетелей, экспертов и специалистов, а также изложения перечня доказательств, на которые ссылается сторона защиты, с кратким приведением их содержания. При добросовестной работе адвокатов объём материалов, подлежащих исследованию для защиты, формируется к концу расследования. Окончательная формулировка такой позиции должна происходить в процессе ознакомления с делом.

Обвинительное заключение

Следователь, выполняя функцию уголовного преследования, будет формировать обвинительное заключение с позиции обвинения. После подробного изложения того, в чём обвиняется подзащитный, последует раскрытие доказательств со ссылками на тома и листы уголовного дела.

Обвинительное заключение является итоговым документом следствия. Его будет изучать прокурор с позиции оценки качества проделанной работы, возможности передачи дела в суд, либо необходимости возвращения его для дополнительного расследования. Судья также знакомится с поступившим на рассмотрение уголовным делом, начиная с обвинительного заключения.

Если в данном документе раскрыта только позиция обвинения, и приведены только доказательства обвинения, складывается впечатление, что защите совершенно нечего сказать. Поэтому изложение защитной позиции в суде будет восприниматься в штыки лишь потому, что рушится благостное впечатление о незыблемости обвинения, сформированное в самом начале. А это никак не способствует объективности.    

Представляется, что утаивание до последнего позиции защиты – показатель не силы, а слабости. Убедительные формулировки защиты, изложение доказательств в пользу обвиняемого со ссылками на тома и листы уголовного дела, приведённое в соответствующем разделе обвинительного заключения (п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ)  как нельзя лучше должно поколебать выводы следствия.

Как уже отмечалось, следователь не является последним должностным лицом, ответственным за качество расследования. Свои подписи на обвинительном заключении ставят сначала руководитель следствия, а затем прокурор. У каждого из них имеются полномочия забраковать выводы обвинения после ознакомления с доводами защиты.

Именно поэтому важно воспользоваться полномочиями, предоставленными законом, и заявить ходатайство о наполнении обвинительного заключения доказательствами защиты, перечнем свидетелей, специалистов и экспертов.

Рассмотрение дела судом

Объектом судебного рассмотрения будут являться формулировки обвинения, изложенные в резолютивной части обвинительного заключения. Оглашая этот процессуальный документ в заседании суда, прокурор тем самым очерчивает имеющиеся у государства претензии уголовно-правового характера к подсудимому.

На этой же стадии у стороны защиты имеется возможность выразить своё отношение к предъявленному обвинению. Самому подсудимому достаточно высказаться кратко – понятно либо непонятно ему обвинение, признаёт ли себя виновным полностью или частично, либо не признаёт. Представляется, что более активную роль должен занять адвокат.

Один из краеугольных принципов уголовного судопроизводства – состязательность сторон. Важнейшее действие прокурора в начале процесса – оглашение формулировки обвинения. Оно изложено в письменном виде, содержит описание фактических обстоятельств и их юридический анализ, квалифицирует действия каждого подсудимого по соответствующей статье Уголовного Кодекса РФ. Поэтому, обличающие действия государственного обвинителя должны быть нейтрализованы каким-то адекватным, основанным на законе, противодействием со стороны защиты.

Заявление и возражение защиты к предъявляемому обвинению

Если прокурор представляет обвинительное заключение, то пусть от защиты исходит возражение на него, некое защитительное заключение. Говоря языком Уголовно-процессуального Кодекса РФ, можно назвать его «заявлением защиты об отношении к предъявленному обвинению» (ч. 2 ст. 273 УПК РФ).

Пусть оно, как и обвинительное заключение, будет изложено в письменной форме и оглашено в суде вслед за обвинительным заключением.

Пусть такое заявление защиты опровергнет содержание обвинительного заключения как по фактическим обстоятельствам, так и по юридической квалификации.

Пусть объём возражений защиты примерно соответствует объёму обвинения.

Пусть после озвучившего доводы обвинения прокурора письменные суждения, подлежащие приобщению к делу, огласит адвокат. Как вариант, изложить таковые может юридически подкованный подсудимый, защищающий себя наравне с адвокатом.

Важно активно использовать правила состязательности, адекватно и законно противодействуя обвинению как по содержанию, так и по форме.

В противном случае, как и при отсутствии в обвинительном заключении доказательств защиты, может сложиться впечатление, что этой стороне уголовного процесса совершенно нечего сказать. Вряд ли переубедят в этом краткие и устные доводы подсудимого и адвокатов в ответ на услышанное обвинение, что сплошь и рядом происходит в судах.

Понятно, что письменное заявление стороны защиты не должны излагаться в форме показаний подсудимого. Как уже отмечалось, это должны быть юридические возражения на обвинительное заключение. Как и прокурор, сторона защиты должна доказывать свои суждения на протяжении всего судебного заседания.

Первой представляет суду доказательства сторона обвинения, потом –сторона защиты. Подсудимый вправе, с разрешения председательствующего, давать показания в любой момент. Очень часто это делается уже после того, как будут представлены все доказательства обвинения. Вполне понятно, что после уяснения позиции обвинения, основанной на представленных ей доказательствах, адвокату легко помочь подзащитному скорректировать показания для их последующего изложения суду.

Тем не менее, не следует игнорировать очевидные преимущества момента дачи показаний подсудимым в самом начале судебного следствия.

Во-первых, это усилит позицию защиты как неизменную от начала и до конца. Во-вторых, важно, вслед за выступлением адвоката с юридическим опровержением обвинительного заключения, закрепить у суда впечатление в пользу подзащитного на основании его показаний. В-третьих, если услышанные в самом начале процесса доводы защиты будут взяты судом за основу, их не смогут поколебать слабые и неубедительные доказательства, исходящие от прокурора. Зато доказательства защиты, представляемые на следующем этапе судебного разбирательства, усилят благоприятную для подсудимого позицию перед судом.

При таком подходе защите вполне под силу добиться следующего исхода судебного следствия:

1)    Оглашение прокурором неубедительного обвинительного заключения.

2)    Зачитывание адвокатом юридически грамотных возражений на обвинение, с приложением таковых к материалам дела.

3)    Дача подсудимым показаний, усиливающих впечатление от суждений защиты.

4)    Представление прокурором доказательств обвинения, не способных поколебать позицию защиты.

5)    Периодические вопросы адвоката и ответы на них подсудимого, порочащие представляемые прокурором доказательства.

6)    Наполнение процесса доказательствами защиты, формирующими у суда окончательную позицию в интересах подзащитного.

Таким образом, к моменту судебных прений у суда уже должно сложиться решение, благоприятное для подсудимого.

Заключительными выступлениями адвокатов и последним словом подсудимого останется закрепить достигнутый успех. 

Прения сторон

В ходе прений сторон, как завершающей стадии судопроизводства, почти никто из защитников не использует инструмент, предусмотренный ч. 7 ст. 292 УПК РФ. Речь идёт о предоставлении суду письменных формулировок для возможного содержания приговора по вопросам доказанности или недоказанности события преступления, совершения или несовершения его подсудимым, квалификации преступления при признании подсудимым вины, либо предложения формулировок оправдания. Сказанное означает, что сторона защиты вправе представить суду письменный проект приговора по делу. В таком документе должен содержаться итоговый и подробный анализ всех исследованных доказательств, опровергаться позиция обвинения, и, напротив, обосновываться неопровержимость суждений защиты. 

Как и для ситуации с защитительным заключением в начале процесса, трудно переоценить значение письменных формулировок защиты, предъявляемых суду непосредственно перед его удалением в совещательную комнату. Какой ни была впечатляющей защитительная речь – её эффект однократен. Понятно, что судья при составлении приговора будет постоянно вспоминать выступления адвокатов. Однако, ничто не поможет ему в этом лучше, чем готовые письменные формулировки, содержание которых может быть перенесено в приговор.

Такой подход представляется законной и допустимой процессуальной альтернативой ситуации, когда судьи формулируют приговоры путём бездумного копирования обвинительных заключений.

Обжалование приговора

После того, как вынесен обвинительный приговор, осуждённому сразу следует определиться, будет ли он его обжаловать.

Достаточно часто можно наблюдать следующее. Не соглашаясь с назначенным наказанием в виде лишения свободы, осуждённый не подаёт апелляционной жалобы. Он дожидается истечения 10-дневного апелляционного срока, чтобы побыстрее прибыть в колонию, начав процедуру исполнения приговора для создания обстоятельств возможности последующего условно-досрочного освобождения. И уже в колонии определиться с перспективами подачи кассационной жалобы.

Такой подход имеет существенный изъян.

Отказ осуждённого от апелляционного обжалования не даёт гарантий, что апелляции, ухудшающие его положение, не будут поданы прокурором и потерпевшим. Они могут сделать это в последний день апелляционного срока, осуждённый узнает об этом после его истечения, и потому утратит право подачи собственной жалобы в случае согласия с приговором.

Если осуждение будет обжаловано соучастником, тогда исполнение приговора в отношении не подавшего жалобу осуждённого также будет отложено до рассмотрения всех поданных апелляций. Дело в том, что апелляционный суд будет проверять уголовное дело в полном объёме даже в том случае, когда кто-то из осуждённых не обжалует приговор.

Сказанное подтверждает ранее сформулированную позицию: все действия или бездействия стороны защиты должны точно соответствовать отношению подзащитного к предъявленному обвинению, в том числе, и после вынесения обвинительного приговора.

Отказ осуждённого обжаловать приговор придётся расценивать как его согласие с ним. Именно так будет считать апелляционный суд в случае рассмотрения данного уголовного дела по апелляционному представлению прокурора, апелляционным жалобам потерпевшего или других осуждённых.

Поделиться ссылкой:

Комментарии

Добавить комментарий

Смотрите также: