Личный опыт

Карантин­ – квест на выживание

0

На карантине мы стоим целыми днями на ногах, учим ПВР (правила внутреннего распорядка), технику пожарной безопасности, обязанности осужденного и список лиц администрации колонии. Протираем пыль, метем платц черенками от метёлок и смотрим ролики о побегах с зоны, что это чревато осложнениями, всех ловят и накидывают к сроку срок.

Ноги от постоянного движения через 2 недели не всовываются в тапочки. У слона видели ноги? Вот такая х@йня была у всех, кожа на ногах стала лопаться и облазить. Так-то нам «повезло», что пару месяцев назад здесь убили пацана. Карантин немного «подразморозили», раньше говорят, здесь был вообще ад. Об голову разбирались табуретки, одному сломали позвоночник, позже, на лагере, он поведает мне свою историю, как по нему прыгали два «гада», после чего встать он уже не смог.

— Вставай, сука! Не пресмыкайся. — Раздели до трусов, выкинули в снег.
— Представляешь, снег подо мной таял, а я не мог встать, — говорит мне. 
Потом в санчасти:
— Не симулируй! — говорит козёл, берёт плоскогубцы и отрывает ноготь с подушечкой пальца. Инвалид показывает мне мизинец на левой руке без ногтя. 
— Почки отбили, рёбра поломали, полгода под себя ходил, сейчас на костылях шестой год, фляга стала посвистывать.

Перед тем как отправить нас с карантина на 10-й дисциплинарный отряд, заходим в мусорской штаб лагеря, на комиссию. Там все сливки-шишки лагерного управства, называю фамилию, статью.
— Какие профессии? — спрашивает усатый. Начинаю ему перечислять все дипломы и заканчиваю на экономическом институте.
— Понятно! — дает понять, что ничего стоящего: не сварщик, не электрик, даже не водопроводчик.
— На швейку его. Следующий!
Шить, это не моё. Выхожу, про себя думая, а что я хотел? Чтобы мне дали ПК с 1С бухгалтерией? На десятом дисциплинарном отряде было жёстче, чем на карантине. За любую провинность избиения или приседания. Я не против приседаний был, так как подготовился к ним ещё заранее, на централе. Присесть 500 раз за раз? О'кей! Лишь бы не маршировать под дудку айбола или разучивать гимн.

На четвёртый день, как говорится,"снес забор", «вляпался в жир ногами», иначе говоря – люто влип, вместе со своими земляками. Нас было трое и мы решили подтягиваться, пока остальные стояли зашуганные в сторонке, а подтягиваться воспрещалось вновь прибывшим оказывается. Эту движуху палит активист, говорит нам:
— Вам пи@дец! Ты первый! Пойдём. Показывает на меня. Заводит в умывальник, закуривает.

— В полтора!
Полтора – это садишься на стул, только без стула и держишься так пару минут.
— Слушай, — говорю — меня достали все эти карантины, десятые отряды, сколько надо денег, чтобы перейти на другой барак? Тут же всё за лавэ? 
— 10 штук. — Отвечает козёл Юра. Он был отмороженный на всю голову: если скрестить Пашу техника, наркомана Павлика и Сяву, то получится Юра.
— Лады. Как сделаем?
— На номер карты. Я тебя вызову — тушит бычок — всё, пошли. 
Выходим в располагу, он при всех говорит:
— Ещё раз, вообще закопаю.
Все думают, что я получил звиздюлей и сочувственно кивают. Разговаривать между собой запрещено.
— Кефир, ты следующий!
Судя по всему с Кефиром речь шла о том же самом. Вечером Юра подзывает к себе и заводит в каптерку, даёт цифры «визы» и сотовый телефон. Скидываю эсэмэску с номером счёта и звоню домой.
— Да, всё нормально. Закинем деньги, через 3 дня выйду в лагерь.
А так, можно застрять здесь надолго. Пацаны, у которых не было возможности, или не проявляли инициативу, застревали на месяца. У кого-то ломалась психика, кто-то вскрывался (резал вены), один отрезал себе язык, но его остановили на полпути. Люди, казавшиеся сильнее, на деле были морально слабее.

Я представлял это как квест: первый этап пройден, переходим на новый уровень. Это всего лишь игра, в отличии от Тесака он не собирался кончать жизнь самоубийством. Это слишком простой выход из ситуации, только для слабаков. Если тебе настолько всё насто@бенело, взял табурет, разъ@бал всех и вся: козлов, мусоров, мебель, окна; тут глядишь тебя бы и убили, зато помпезно и с фанфарами.

На следующий день Юра выцепляет меня, Кефира и ещё одного пацыка. Садят перед большой плазмой в ПВРке, даёт пульт и говорит: 
— Нате, щёлкайте. Скоро вас переведут на другой отряд. Теперь вы блатные, ха-ха-ха.
Подходит завхоз отряда:
— Курите?
— Ну да.
— Держите по патрону. Отдает нам по пачке сигарет.
Про себя думаю:
— Вау! Вот это сервис. Как быстро 10 к поменяло отношение к нам.

Вообще на лагере за бабки можно порешать всё, практически всё. Не хочешь жрать баланду? За деньги тебе сделают отдельную диету. Хочешь шашлык на каждый день, хочешь будут стирать и гладить. Не хочешь работать? Найдут место, где будешь весь день пинать гавно и ничего не делать. Нужна трубка? Да хоть iPhone последней модели в заводской упаковке, пользуйся, только не спались. Хочешь на свиданки каждый месяц? Пожалуйста! Только успевай отстегивай. Чревоугодник? Любишь забить кишку? Заказывай передачи с жрачкой по 20 кг хоть каждый день. Не хочешь ходить в хозяйской робе? Здесь тебе пошьют и новую форму и курточку с шапкой, ботинки. Набьют матрас потолще и подушку помягче. Затягивай «спортпит», качай железо в спортзале, всё платно. Сауна с бассейном, кафе-магазин, всё есть, если ты при бабках. Но если нет финансовой помощи, то ты влип.

Есть несколько вариантов развития событий: пойти на промку, например, в швейное производство, на всех лагерях оно основное. Тратить здоровье, за 10 лет у тебя вырастет горб, упадёт зрение, лёгкие забьются пылью, вылезет геморрой, но зато уйти на 2-3 года раньше по УДО домой. Либо стать «козлом», это тесное сотрудничество с администрацией колонии, слив информации, стукачество, по сути выполнять работу штатных мусоров. Есть ещё один вариант – забить на всё, пойти в отказ, послать работу и красных, но такое поведение не по душе этой системе. Для начала тебя вызовут на душевный разговор с опером лагеря, где тебя так грузанут, что не подготовленная психика начнёт троить. Если ты упертый, тебя могут отправить снова на дисциплинарный отряд для перевоспитания, могут закрыть в ШИЗО – штрафной изолятор – и продержать тебя там столько, сколько им захочется.

Если ты дальше гнешь свою линию, отправят на нерабочий барак (где такие же как ты «отказники» с большим процентом «пиковых») вариться в этом вареве с внеплановыми поездками в ШИЗО и обратно, так как мусора будут цепляться за всюкую мелочь: не застегнул пуговицу, не поздоровался с сотрудником, не убрал кружку с тумбочки, постель мятая, вышел в тапочках в курилку, короче, заостряют внимание на те моменты, на которые им всё равно, если ты работаешь на промке.

Везде есть свои плюсы и минусы, каждый выбирает по себе, где ему быть, исходя из своих моральных убеждений и принципов. Если приемлемо стучать, иди в дневальные. Стукачество поощряется и возводится в ранг благодетелей, можешь «мурчать», быть «черным мужиком по жизни», рассказывая про жисть блатную и по тихой сливать мусорам, с кем чифиришь на зоне. Короче, без пары лямов деревянных в тюрьме нечего делать, приготовь спасательный жилет заранее, если собрался в места не столь отдалённые.

В один прекрасный день к нам подходит Юра и говорит собираться.
— Перевод. К СДПшникам поедете на отряд.

СДПэшники – это зеки, открыто следящие за нарушениями других зеков, у них всегда при себе блокнот и ручка. Записывают в блокнот и передают мусорам в штаб, кто с кем общался, кто куда пошёл, кто что передал. На отряде у СДП вновь прибывших никто уже не бил, не заставляли приседать, но нужно было делать тяжелую и грязную работу: вырыть ров там, подмести территорию, перенести и сложить кирпичи. Чтобы сорваться с этого барака, закидываю ещё 1.000 руб. В натуре квест. И только тогда меня переводят на барак, где заключённые работают на промке.

Придётся обживаться и налаживать быт здесь, впереди 10 лет на лагере строгого режима в средней полосе РФ. 

Автор Open Smoke

Поделиться ссылкой:

Comments

Добавить комментарий

You may also like