База знанийЖизнь в колонииЛичный опытТюремный быт

Организация личного пространства в СИЗО и колонии

0

Психологический дискомфорт – во время нахождения в следственном изоляторе или отбывания наказания в колонии – элемент, преследующий всех без исключения арестантов. Поначалу, особенно в случае попадания в карантин СИЗО, попросту говоря, в одиночную камеру, новоиспеченный сиделец ощущает дикую тоску и нехватку общения. Оно и понятно, ведь человек – существо социальное и разговоры с подобными себе для него исключительно важны.

Особенно, при попадании в такую сложную ситуацию, как заключение, когда просто необходимо поговорить или просто посоветоваться с товарищами по несчастью. Вместе с этим, человеку, хоть иногда, нужно побыть одному. Собраться с мыслями, да и просто отдохнуть от суетного мира. Последнее в тюрьме сделать исключительно сложно. После перевода в обычную многоместную камеру начинают преследовать трудности совсем другого характера. Ощущается острейший дефицит личного пространства.

Тюремная камера – очень небольшой участок мира, на котором волей-неволей, а точнее, только неволей размещаются разное количество лиц одного пола. Спальные места (шконки), как правило, поставлены вплотную. Особенно, это касается многоместных камер. Спящие арестанты вынуждены дышать в лицо друг другу, не имея возможности уединиться даже во время сна.

Каждый арестант сталкивается с проблемой, которая заключается в том, что нет никакой возможности  на секунду остаться одному. Всё время приходится проводить в тесной камере, где на каждого человека выходит около одного квадратного метра. К тому же, СИЗО, преследуют постоянные «переборы». Допустим,  в 16-местной камере 25 человек. А это и сон, и еда по очереди, и вечный бой за туалет, и телевизор (если он есть), и прочие неудобства. О личном пространстве в такой ситуации можно забыть.

Атмосфера из-за скученности становится наэлектризованной и делает моральное давление на арестантов невыносимым.

На ежедневную часовую прогулку выводят покамерно и редко выдаётся случай выйти на прогулку в одиночку. То же самое – с помывкой. Она полагается раз в неделю и ее не пропускает ни один арестант. Остаться наедине с собой не удается и под струями воды, поскольку в шаге справа и шаге слева от тебя,  под такими же душем, стоит пара  арестантов. И ещё хорошо, если хватает леек и в очереди не подпирают и не требуют не затягивать с процессом помывки другие зэки.

Такие же сложности подстерегают и после приезда в колонию. Хотя места там и гораздо больше, но в бараке, численностью около сотни человек, о личном пространстве говорить не приходится. Передвижения по лагерю происходят исключительно строем. Завтрак, обед, ужин, та же помывка – только коллективные.

Тем не менее, следуя набору нехитрых, на первый взгляд, правил можно это пространство расширить. Надо лишь, как и в любой другой подобной ситуации, задаться целью и твердым шагом идти к ней.

Во-первых, почаще уходите во «внутреннюю эмиграцию». Элементарное чтение художественной литературы, классики, детективов, расширит ваше пространство. Некоторые арестанты читают сутками напролет, уходя, тем самым, в совсем другие миры, возвращаясь в камеру или в барак лишь иногда.

Ведите переписку. Либо используя традиционную почту, либо услуги «ФСИН — письмо». Когда пишите или читаете написанное вам, вы всегда будете  уходить в другой мир. Помните, что на воле близким сложнее, чем вам и ваши обнадеживающие письма очень важны.

Помимо этого, я не раз наблюдал, как многие арестанты беспрерывно что-то рисуют. Из меня самого художник получился бы плохонький, но и эти рисовальщики производили весьма спорное творчество. Дело в другом. Они часами могли рисовать различные абстрактные картинки или портреты каких-то космических девушек. И на это время покидали тесный мир тюремной камеры или лагерного барака. Подобные творческие изыскания являются лучшим способом расширить свое личное пространство.

Во-вторых, если вы уже прибыли в колонию, обязательно идите работать. Этим самым вы расширите свое личное пространство, как минимум, вдвое. Если работа проходит в рамках промышленной зоны, то там всегда будет свой «кильдым» (бытовое помещение), где возможен и дневной сон, да и пользование «запретами» куда проще. Выход на промзону – это смена декораций, которая предельно важна в тюрьме. Это другие помещения, меньшее количество сотрудников, зэков, а, следовательно, и правил – писаных и неписаных.

В-третьих, необходим спокойный и уединенный сон ночью. А когда вы вплотную окружены лицами и телами товарищей по несчастью, говорить об этом непросто. Спасают «паруса». Конечно, занавешивание спального места запрещено Правилами внутреннего распорядка, но взыскания за это легко избежать. Моя шконка была обвешена с трёх сторон – справа, слева и спереди. Сзади меня «прикрывала» стена. Таким образом, я находился  в шатре, огороженный от всех посторонних лиц, дыханий и прочего.

В-четвёртых, просыпайтесь на полчаса-час раньше остальных. «Игровые» к этому времени уже, как правило, расходятся. Прочие, ведущие «ночной образ жизни» тоже не выдерживают и засыпают. На барак опускается кромешная тишина. И ее можно поймать только в это время. Не спят лишь несколько человек из сотни. Можно спокойно позавтракать и никто этому не помешает. Я уходил на работу в 6.30 и для меня подъем в пять был самым полезным делом, с точки зрения расширения своего пространства. Целый час одиночества.

А в период коротания времени в СИЗО (он растянулся на два года) я, пользуясь, лояльным отношением со стороны сотрудников изолятора, наладил собственный режим дня. Так получилось, что со мной в камере оказались возрастные арестанты. Они просыпались в шесть на утреннюю кашку, весь день беседовали и смотрели телевизор, а в 22.00, игнорируя «дороги» и прочую ночную арестантскую деятельность, ложились спать. На камеру опускалась гробовая тишина, длившаяся целых космических восемь часов. Как раз в это время я просыпался и принимался в ситуации полного покоя читать, писать и практиковаться в интеллектуальных занятиях. «Продольные» смотрели на такое нарушение режима сквозь пальцы и не настаивали на том, чтобы я занял свое спальное место. Считаю, это ещё одним способом нахождения источников к увеличению своего пространства.

Что в итоге? Могу сказать следующее: многие проводят в местах лишения свободы длительные сроки. Особенно тяжело тем, кто проводит по несколько лет в СИЗО, там уединиться возможно, разве что в туалете. И то, если камера большая, а «дальняк» один, надолго там не задержишься. Но и в этих условиях есть возможность расширения личного пространства. Читайте, рисуйте, занимайтесь любыми видами творчества, ведите переписку, если возможно, подстраивает под себя режим дня. В колонии – устраивайтесь на работу и заботьтесь о спокойном сне. Всё это реально и позволит хоть как-то, но разрешить эту проблему.

Эльдар Фанзисов

Поделиться ссылкой:

Комментарии

Добавить комментарий

Смотрите также: