База знанийЗащита

Массовый «побег» осуждённых

0
<strong>Массовый «побег» осуждённых</strong>

Ни для кого уже не секрет, что в боевых действиях в Украине массово принимают участие осуждённые, которые ещё «вчера» отбывали наказание в российских колониях.

Квопросу законности участия осуждённых, отбывающих наказание в российских учреждениях уголовно-исполнительной системы в боевых действиях, проводимых Российской Федерацией в Украине, в последнее время выходит много публикаций и видеосюжетов, в которых большинство авторов сходятся во мнении о незаконности этих действий.

Мы полностью разделяем мнение этих авторов о том, что участие российских осуждённых в боевых действиях в Украине является незаконным.

Если не углубляться во все хитросплетения российского законодательства, исключающие возможность освобождения осуждённых, отбывающих наказание, назначенное по приговору суда, то единственной законной возможностью освобождения их из учреждений УИС для участия в боевых действиях, является акт об амнистии, либо акт о помиловании.

Это следует из положений статьи 172 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации (далее по тексту: УИК РФ), согласно которым основаниями освобождения от отбывания наказания являются:

а) отбытие срока наказания, назначенного по приговору суда;

б) отмена приговора суда с прекращением дела производством;

в) условно-досрочное освобождение от отбывания наказания;

г) замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания;

д) помилование или амнистия;

е) тяжелая болезнь или инвалидность;

ж) иные основания, предусмотренные законом.

Согласно положениям статьи 84 Уголовного Кодекса Российской Федерации  следует, что «амнистия объявляется Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в отношении индивидуально не определенного круга лиц».

Актом об амнистии лица, совершившие преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности. Лица, осужденные за совершение преступлений, могут быть освобождены от наказания, либо назначенное им наказание может быть сокращено или заменено более мягким видом наказания, либо такие лица могут быть освобождены от дополнительного вида наказания. С лиц, отбывших наказание, актом об амнистии может быть снята судимость.

То есть, амнистия объявляется «в отношении индивидуально не определенного круга лиц» и не может быть объявлена в отношении конкретных лиц.

К тому же амнистия объявляется публично, а никаких постановлений Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии» не публиковалось.

Что касаемо возможности принятия актов о помиловании, то в соответствии с положениями статьи 85 УК РФ «помилование осуществляется Президентом Российской Федерации в отношении индивидуально определенного лица».

Согласно положениям статьи 176 УИК РФ «осужденный вправе обратиться к Президенту Российской Федерации с ходатайством о помиловании. Ходатайство о помиловании осужденный подает через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание».

В соответствии с Указом Президента РФ от 14.12.2020 N 787 (ред. от 15.11.2021) «О некоторых вопросах деятельности комиссий по вопросам помилования на территориях субъектов Российской Федерации» порядок обращения осуждённого с ходатайством о помиловании предусматривает «прохождение семи кругов ада» и занимает очень длительный период времени.

То есть, если теоретически допустить, что в отношении каждого из этих осуждённых был вынесен акт помиловании (чего конечно же в реальности не может быть, так как данные акты президент РФ тоже подлежат опубликованию — прим. автора), то эти акты были вынесены в нарушение норм закона, регулирующих порядок обращения осуждённых с ходатайством о помиловании и порядок рассмотрения такого ходатайства, в связи с чем являются незаконными.

Только сейчас орган законодательной власти РФ судорожно пытается принять ряд законов, чтобы легализовать участие осуждённых в боевых действиях в Украине, которые уже фактически там участвуют.

В целом эта ситуация нам в очередной раз иллюстрирует, что в Российской Федерации органы государственной власти могут в любой момент, так сказать, «по щелчку пальца» изменить любые правила, формировавшиеся десятилетиями, как, например, имело место быть с денонсацией Европейской Конвенции по правам человека.

Не будет ничего удивительного в том, если в последствии всем этим осуждённым, а также тем, кто «распахивал перед ними двери», будет предъявлено обвинение в совершении побега из мест лишения свободы и превышении должностных полномочий соответственно. Особенно этот сценарий реалистичен, в случае смены за это время власти в России.

Почему осуждённые «бегут»

Обращение с осуждёнными, применение к ним мер поощрения и взыскания, возможность условно-досрочного освобождения либо замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

В соответствии с положениями части 2 статьи 12 УИК РФ «осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны персонала учреждения, исполняющего наказания».

Пунктом 19 «Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений», утверждённых приказом Министерства юстиции РФ от 16 декабря 2016 г. № 295 (далее по тексту: ПВР ИУ), предусмотрено, что «администрация ИУ обращается к осужденным, используя слово «Вы» или фамилию.

Согласно положениям части 1 статьи 115 УИК РФ «за нарушение установленного порядка отбывания наказания к осужденным к лишению свободы могут применяться меры взыскания», притом что порядок отбывания наказания устанавливается УИК РФ и ПВР ИУ.

Положениями части 4.1 статьи 79 и части 4 статьи 80 УК РФ предусмотрено, что суд, при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания либо о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания, учитывает поведение осужденного, в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания.

Как фактически обстоят дела

Спецконтингент систематически подвергается различным методам психологического, физического и морального воздействия, не редки пытки и издевательства, использование рабского труда и длительные сроки пребывания в ИК, вынуждают заключенных искать свободу на полях боевых действия и вступать в ряды ЧВК.

К примеру, на этом видео запечатлено, как проходит дисциплинарная комиссия в ФКУ ИК-25 ГУФСИН России по Челябинской области, на которой председательствует начальник учреждения Петров М.Е., в ходе которой на осуждённого, за дисциплинарный проступок в виде «обратился на «ты» к сотрудникам администрации», накладывают дисциплинарные взыскания в виде водворения в ШИЗО сроком на 15 суток.

Все сотрудники колонии во время «судилища» обращаются к осуждённому на «ты», включая начальника ИК-25 Петрова М.Е, что категорически запрещено как УИК РФ, так и ПВР ИУ. Осужденного же «судят» за то, что он обращался на «ты» к сотрудникам ИК.

Стоит заметить, что подобное общение с осуждённым они себе позволяют, зная, что ведётся видеозапись хода дисциплинарной комиссии, которую может увидеть прокуратура, можно тогда представить, что они себе позволяют, когда никакой записи не ведётся.

Что ещё заслуживает внимания – это назначение Петровым М.Е. осуждённому меры и размера дисциплинарного взыскания. «От начальника отряда тебе 10 суток и от меня тебе 5 суток за то, что меня перебивал».

Складывается впечатление, что в законе появилась новое нарушение режима содержания – это «перебил Петрова М. Е.»

Очень часто администрации учреждений «доят» осуждённых и их родственников за возможность прохождения административной комиссии на условно- досрочное освобождение либо на замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания.

Из этого следует, что на «одной чаше весов», когда осуждённые делают выбор соглашаться на предложение вербовщиков или нет – хамское и скотское обращение со стороны сотрудников учреждения, возможность произвольного наложения взысканий за надуманные нарушения, необходимость «оплаты» возможности освобождения по УДО либо замене, а на другой «чаше весов» – обещания вербовщиков о достойном обращении (как равного с равным, как к любому другому бойцу), о возможности немедленного «освобождения», за которое ни осуждённых, ни их родственников не будут «доить».

Привлечение осуждённых к лишению свободы к труду и к выполнению работ по благоустройству исправительных учреждений, оплата труда осуждённых.

Положениями части 1 статьи 103 УИК РФ предусмотрено, что «каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений».

Согласно положениям частей 1 и 2 статьи 104 УИК РФ «продолжительность рабочего времени осужденных к лишению свободы, правила охраны труда, техники безопасности и производственной санитарии устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде. Время начала и окончания работы (смены) определяется графиками сменности, устанавливаемыми администрацией исправительного учреждения по согласованию с администрацией предприятия, на котором работают осужденные. С учетом характера работ, выполняемых осужденными, содержащимися в исправительных учреждениях и тюрьмах, допускается суммированный учет рабочего времени».

В соответствии же с положениями статьи 105 УИК РФ следует,  что «осужденные к лишению свободы имеют право на оплату труда в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде. Размер оплаты труда осужденных, отработавших полностью определенную на месяц норму рабочего времени и выполнивших установленную для них норму, не может быть ниже установленного минимального размера оплаты труда. Оплата труда осужденного при неполном рабочем дне или неполной рабочей неделе производится пропорционально отработанному осужденным времени или в зависимости от выработки».

Постановлением Правительства   РФ от 28.05.2022 N 973 установлен минимальный размер оплаты труда в размере 15 279 рублей.

Кроме того, в соответствии с положениями частей 1 и 3 статьи 106 УИК РФ предусмотрено, что «осужденные к лишению свободы могут привлекаться без оплаты труда только к выполнению работ по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий. К указанным работам осужденные привлекаются в порядке очередности в свободное от работы время, их продолжительность не должна превышать двух часов в неделю. Продолжительность работ может быть увеличена по письменному заявлению осужденного либо при необходимости проведения срочных работ постановлением начальника исправительного учреждения».

Что происходит в реальности

Практически во всех исправительных учреждениях России используется «рабский» труд осуждённых.

Осуждённые годами работают ежедневно, без оплаты их труда, в полные рабочие смены (а то и две), на разного рода производствах в этой колонии.

Как правило, во многих ИК «работают» около 95% осуждённых. Из них более 50% без официального трудоустройства, не получая за этот свой труд ни копейки.

Очень часто используют подпольные цеха по изготовлению сувенирной продукции, которые могут находиться в подвале зданий медсанчасти (одно то, что цех прячут в подвалах медсанчасти, указывает на то, что лица, организовавшие это производство, осознают неправомерный характер своих действий), в который из сотрудников колонии имеют право входа только начальник учреждения и замначальника по БиОР.

Осуждённые, работающие в таких «цехах», на языке осуждённых, в «ширпотребке», официально не трудоустроены и не получают за свою работу заработную плату, необходимости нет. «Рабочий» график у этих осуждённых не восьмичасовой, а с подъёма до отбоя.

Сувенирная продукция, изготавливаемая в таких цехах, сбывается на двух «рынках сбыта» – среди осуждённых, отбывающих наказание в данном учреждении и за пределами стен данного учреждения.

«Рынок сбыта», как правило, функционирует в колониях. Осуждённый, желающий приобрести сувенирную продукцию, обращается к «завхозу» этого цеха с соответствующей просьбой. Тот, в свою очередь, после получения «добра» от своих «хозяев» на то, что осуждённому, который хочет приобрести продукцию, разрешат её передать на свободу, сообщает «покупателю» стоимость изделия и номер банковской карты, на которую необходимо перечислить средства для оплаты покупки.

Понятно, что те, кого вынуждают «ишачить» «за спасибо» сутками напролёт, под страхом в противном случае «сесть в ШИЗО», готовы отправиться и на такую «работу», где хотя бы обещают платить. И именно поэтому их родственники, зная обо всем происходящем в колонии, считают согласие своих родных вынужденным.

О «рабском» труде, используемом администрациями колоний ­– это выполнение работ по благоустройству исправительных учреждений и прилегающих к ним территорий, к которым осуждённые привлекаются без оплаты труда.

Действительно, действующим законодательством, как это отмечено выше, предусмотрено привлечение осуждённых к выполнению данного вида работ без оплаты их труда, но не более 2 –х часов в неделю.

С этим видом работ в колониях также, как и с любым другим видом работ, то есть администрация колонии, под страхом водворения в ШИЗО, отбирает у осуждённых заявления о том, что они «добровольно» желают выполнять данные работы более 2-х часов в неделю, после чего также беспощадно эксплуатируют этих осуждённых в качестве «рабов».

То есть, работая с утра до ночи, осужденные не только лишены возможности заработав как-то помогать своим семьям, оставшимся на свободе, но и ещё вынуждены тянуть помощь со своих близких, чтобы обеспечить своё существование в колонии.

Из чего следует, что когда перед осуждёнными встаёт выбор соглашаться или нет на предложение вербовщиков, у них «на одной чаше весов» – дальнейшая эксплуатация их в качестве «рабов» администрацией колонии, отсутствие какой-либо оплаты их «рабского» труда, соответственно и отсутствие возможности обеспечение себя всем необходимым и оказания помощи своим семьям, а на «другой чаше весов» — обещания вербовщиков о достойном обеспечении их самих всем необходимым (наравне с любым другим бойцом ЧВК), а также о достойной ежемесячной «зарплате», получая которую они смогут обеспечивать свои семьи, так как сами и так будут всем обеспечены.

Условия труда осуждённых

В соответствии с частью 1 статьи 104 УИК РФ следует,  что «правила охраны труда, техники безопасности и производственной санитарии устанавливаются в соответствии с законодательством Российской Федерации о труде».

Согласно положениям статьи 209.1 Трудового кодекса Российской Федерации (далее по тексту: ТК РФ) «основными принципами обеспечения безопасности труда являются: предупреждение и профилактика опасностей; минимизация повреждения здоровья работников».

Нормами статьи 214 ТК РФ предусмотрено, что «обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. Работодатель обязан создать безопасные условия труда исходя из комплексной оценки технического и организационного уровня рабочего места, а также исходя из оценки факторов производственной среды и трудового процесса, которые могут привести к нанесению вреда здоровью работников».

Что происходит на самом деле

Проблема в том, что используя этот вид «рабского» труда, как впрочем и во всех остальных случаях, администрация учреждения абсолютно не беспокоиться о требованиях охраны труда, в частности и соблюдение техники безопасности.

К примеру, в ФКУ ИК-25 ГУФСИН России по Челябинской области осуждённый чистил крышу от снега без какой-либо страховки. В итоге поскользнулся, упал и получил страшнейшей перелом ноги, о чём рассказала на своей странице адвокат Алла Дунаева.

«Администрация учреждения, видимо, подзабывшая, за что были осуждены Жидков и Ко (для тех, кто не в курсе, напомним, что большая часть фигурантов того громкого дела, была осуждена за то, что они пытались выставить события убийства четырёх осуждённых за «несчастный случай» — это если коротко, но суть именно такая), вместо того, чтобы должным образом оформить данное ЧП, зарегистрировав материал КУСП и направить его в СК для принятия процессуального решения по факту «халатности» и «нарушение требований охраны труда», начинает фальсифицировать в своих корыстных целях (избежание ответственности) результаты ОРД по данному факту и составлять заведомо подложную документацию (в том числе принуждая осуждённого следовать их версии), в которой отражаются сведения, что осуждённый «шёл, споткнулся, упал, очнулся – гипс».

При этом, не просто отображают эти сведения, а совсем в другом месте, выбранным под версию администрации, проводят «осмотр места происшествия», искусственно создавая в том месте следы ЧП, фиксируют это всё на фото и в протоколе осмотра.

Понятно, что при данных обстоятельствах, о возмещении осуждённому какого-либо вреда, что прямо предусмотрено законом, вообще и речи быть не может.

Из чего следует, что когда перед осуждёнными встаёт выбор соглашаться или нет на предложение вербовщиков, у них «на одной чаше весов» — возможность в любой момент, при эксплуатации администрацией учреждения их «рабского» труда, получить травму, увечья и т.п., без каких-либо шансов на возвращение им вреда, причинённого в результате получения травмы, а на «другой чаше весов» — обещания вербовщиков (прописанные в договоре), что при получении вреда в результате ранений и т.п., им будут выплачиваться соответствующие компенсации, а в случае их гибели, соответствующие компенсации выплатят их родственникам».

Пытки, насилие, жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение

Положениями статьи 21 Конституции РФ каждому гарантировано, что «достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию».

В соответствии с положениями частей 1 и 2 статьи 10 и части 2 статьи 12 УИК РФ следует, что «Российская Федерация уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных, обеспечивает законность применения средств их исправления, их правовую защиту и личную безопасность при исполнении наказаний.

При исполнении наказаний осужденным гарантируются права и свободы граждан Российской Федерации с изъятиями и ограничениями, установленными уголовным, уголовно-исполнительным и иным законодательством Российской Федерации.

Осужденные имеют право на вежливое обращение со стороны персонала учреждения. Они не должны подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или взысканию. Меры принуждения к осужденным могут быть применены не иначе как на основании закона.

Реалии таковы

Нет необходимости приводить какие-то конкретные примеры пыток, так как за последние годы довольно много было опубликовано разных разоблачений, подтверждающих наличие пыток в тюрьмах и колониях во многих регионах Российской Федерации.

Рассуждения о том, какой выбор стоит перед осуждённым тех учреждений УИС, в которых процветают пытки, когда в эти учреждения приезжают вербовщики, тоже нет необходимости. Выбор тут очевиден – избежать дальнейших пыток и истязаний любой ценой.

При подготовке настоящего материала к публикации, нам удалось побеседовать со многими лицами, из числа уже осуждённых, но по каким-либо причинам, ещё находящимся в СИЗО, а не в колониях, которые имеют желание вступить в ЧВК, что позволило выяснить мотивы их желания туда вступить.

Только один, более-менее трезво оценивает то, что сейчас происходит в Украине и для чего вербуют в ЧВК. Как он объяснил, что его мотивом является желание испытать себя – посмотреть, как он бы повёл себя в условиях боевых действий.

Все остальные, свое желание быть завербованным ЧВК мотивировали тем, что это «предоставляет им возможность не отбывать наказание, тратя зря свои годы в тюрьме», тем более «там есть возможность подзаработать, а так они, когда освободятся, ничего иметь не будут». Помимо этого, каждый из них приводил в качестве мотива разные вариации того, что «там, помимо огромной зарплаты, можно будет ещё самому что-то «замутить на месте» – имя всем этим примерам «что-то замутить» – мародерство, в различных его проявлениях.

Ну и конечно же, одним из мотивов фигурирует попытка побега: варианты же звучат тоже разные, от банального перехода через линию фронта на другую сторону, до попытки каким-нибудь иным способом перебраться в третьи страны.

Кроме того, не нужно забывать, что большая часть осуждённых так или иначе в своих действиях, за которые они осуждены, руководствовались корыстными мотивами. Поэтому не удивительно, что, когда они поставлены в подобные условия, они вынуждены делать выбор в пользу того, чтобы попробовать отправиться «на заработки».

Comments

Добавить комментарий

You may also like