Личный опыт

История с ботинками

0

В этом году заканчивается срок отбывания наказания моего мужа. Срок немаленький. Я никогда не сталкивалась с тюремной стороной жизни, пока не посадили мужа.

За годы, проведённые моим мужем в тюрьме, мне пришлось неоднократно удивляться не только тому, как устроены тюремная жизнь и быт, но и вплотную бороться за самые невероятные вещи, о которых на свободе не задумываешься. Самая первая история, самая неадекватная, не поддающаяся никакой логике — это «история с ботинками».

У моего мужа был недолеченный, плохо сросшийся перелом голеностопного сустава. Когда его закрыли, он вновь повредил эту ногу и началось воспаление. В результате костыли или трость и назначение травматолога — использование мягкой и удобной обуви. Это было ещё в «Крестах».

В августе 2014 года с тростью и с назначением травматолога об использовании удобной обуви мой муж прибыл отбывать наказание в Республику Коми.

Не нужно объяснять, что все личные вещи были отправлены на склад.

А в той обуви, которую выдают осужденным вместе с формой, с больной ногой ходить невозможно. Так как было разрешение на ношение личной обуви, муж написал заявление через медицинскую часть, чтобы ему выдали со склада хранящиеся там личные ботинки. И получил отказ.

То есть медчасть ИК дала добро на получение обуви со склада, так как есть назначение, а администрация не разрешила выдать.

Почему?

Не положено. Личную обувь нельзя. Надо ортопедическую.

То есть начальник ИК, понятное дело, лучше врача знает какую обувь надо носить с травмой ноги.

Поскольку с администрацией ИК договориться не получилось, я написала в УФСИН Республики Коми. А там отвечают на 30 день. Не в течение тридцати дней, и не позже. А именно конкретно на тридцатый день.

То есть время идёт, вопрос не решается.

И мне крупно повезло. Я познакомилась с женщиной, которая живёт в Коми. Она на тот момент состояла в «Совете матерей в защиту арестованных, подследственных и осужденных». И я написала ходатайство в этот совет. Да не одно.

Было примерно так:

«Вам ботинки выдали?»

«Нет».

«Пиши ходатайство. В понедельник в УФСИНе круглый стол по медицинским вопросам. Отправим туда твое ходатайство на нашем фирменном бланке.»

Я не помню, честно, сколько там прошло этих круглых столов и сколько было написано ходатайств. Но начальник УФСИНа фамилию моего мужа и мою выучил.

Как мне говорили в ИК, дело по ботинкам на контроле в УФСИН. Но. Их не выдавали.

Почему?

Медицинское заключение было написано начальником МСЧ — 78 Ленинградской области. А администрация ИК признает записи только своих медиков. То есть должен быть осмотр местного специалиста. Травматолога. А как известно в медчасти ИК таких не бывает.

Для меня как медика это полный бред. Если есть заключение специалистов, то какая разница в каком регионе оно получено?

Но решения администрации ИК логике не поддаётся.

Время шло, вопрос рассматривался, а мой муж всё ещё был без теплой обуви. Это в Коми.

Пришлось обращаться в прокуратуру.

В каждом регионе есть прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях. Туда мы и обратились.

А между тем уже началась зима.

И на каком-то этапе я собрала всю переписку по этому вопросу со всеми учреждениями, упаковала в конверт и отправила в Администрацию Президента.

И вот когда в Республику Коми пришла бумага из Администрации Президента — вопрос наконец-то решился. Мой муж был переведен в тюремную больницу. Там его осмотрел травматолог. И переписал медицинское заключение, полученное ранее.

«Имеет право на использование удобной мягкой обуви.»

Осмотр травматолога состоялся 1 апреля 2015 года. В середине апреля мой муж получил обувь со склада.

Итого на получение обуви со склада ушло восемь месяцев.

И мой муж всю зиму проходил без ботинок.

Но весь абсурд в том, что эта история ничему администрацию не научила.

За эти годы администрация ИК сменилась.

Зимнюю обувь на летний сезон убирают на склад. И каждый раз получить ее со склада с приходом холодов требовало определенных усилий.

Когда настала пора передать мужу новую обувь, я передавала ее в медицинской посылке. Согласно медицинскому заключению врача медчасти.

Обувь приняли, но мужу не отдали. Сотрудники спецотдела изъяли ее из передачи. По их мнению она не соответствовала каким-то там параметрам. И то, что есть медицинское заключение, для сотрудников спецотдела значения не имеет.

И снова нам пришлось решать вопрос через прокуратуру. При этапировании мужа в больницу, конвой отказывался брать его без обуви. И понадобилось вмешательство прокуратуры, чтобы получить свою обувь.

Итог — суд. В 2018 году Сыктывкарский городской суд вынес решение, в котором указано, что мой муж имеет право пользоваться индивидуальной обувью по медицинским показаниям.

Если бы мне кто-то рассказал, что для получения обуви со склада нужно пройти столько инстанций и в итоге дойти до суда, я никогда бы не поверила.

Но, тем не менее, такая история имела место в нашей жизни.

Автор Юлия Киркач

Поделиться ссылкой:

Comments

Добавить комментарий

You may also like