Личный опыт

Мои сокамерники посмотрели на мой комплект постельного белья и с каким-то непонятным выражением на лицах сказали: «Э, да вам всё новое выдали...»

0

Мой опыт в мурманском СИЗО довольно специфический, поскольку нас посадили в изолятор сразу тридцать человек, «пиратов» из «Гринпис», большинство были иностранцами.

С одной стороны, администрация мурманского СИЗО №1 в чем-то сдерживалась, а с другой, возникало много проблем, связанных с языком, консульствами и т.д., что для наших арестантов не актуально.

Но быт остается бытом. Для меня он начался, как и у всех, с досконального обыска с раздеванием и получения матраса, подушки, простыни и наволочки, а также, естественно, кружки, миски и ложки. Как потом мне объяснили, стоило посмотреть на дно миски, поскольку там могли быть выцарапаны какие-то цифры или знаки, которые могут многое сказать сокамерникам и отправить человека, например, в группу «обиженных». Но я ничего этого не знал, и в любом случае никаких знаков на моей посуде не было.

В камеру я попал в два часа ночи, предварительно побеседовав с психологом, которая равнодушно поинтересовалась, не склонен ли я к самоубийству, предупредив, что про интимную жизнь я разговаривать с сокамерниками не должен (это я и так знал) и чтобы я не отдавал никому своих вещей. «Есть такое выражение „развести, как лохá”», — зачитала мне предложение психолог с нужным ударением. Поставив где надо галочки и получив мою подпись, она оставила меня в догадках о том, что именно меня ждет через несколько минут.

Всё оказалось не таким ужасным. Мои сокамерники встретили меня с интересом (как я говорил, нас уже ждали), расспросили. Мы покурили и пошли спать. Мне сразу показали полку, где лежали чай, кофе, «Доширак», сигареты, и сказали, что я могу всем этим свободно пользоваться. Понятно, что и мне предстояло пополнять общие запасы, хотя никто мне этого не говорил. Надо сказать, что в камеру я попал только с тем, что было на мне, плюс пачка сигарет и спички в кармане.

Утром СИЗО мне выдал welcome pack: маленький тюбик пасты, зубную щетку, три одноразовых станка, мыло и туалетную бумагу. Никакой надежды в скором времени получить смену белья, сигареты или что-либо вообще с воли не было. Один из сокамерников подарил мне еще не ношенные пару носков и трусы, которые ему передали родственники. Чем просто спас.

Кстати еще по поводу постели. Мои сокамерники посмотрели на мой комплект постельного белья и с каким-то непонятным выражением на лицах сказали: “Э, да вам всё новое выдали”. Я вспомнил психолога и напрягся. Но нет, ребята просто попросили, чтобы когда буду уходить, не сдавал комплект, а отдал им. Постели у них были жуткие: каменная (не преувеличиваю) подушка, и абсолютно вытертое, не греющее одеяло (мое, впрочем, тоже грело так себе).

Перед выходом я действительно постельное белье оставил ребятам, а сам сдал вместо этого комплект сокамерника, но потом узнал, что все равно его отняли, и выдали тот, который у него был.

Андрей Аллахвердов

Комментарии

Добавить комментарий

Смотрите также: