Защита

Постановление ЕСПЧ «Родионов против России»

0

Декабрьское постановление ЕСПЧ «Родионов против России» (жалоба №9106/09) вдвойне примечательно.

Во-первых, расписано право на адвоката и право не свидетельствовать против себя именно в контексте российского протокольного «разъяснения прав».

В то время, как национальные суды сводят правосудие к проверке подписей на нужных местах (обычная же ситуация в судебном заседании: «Ваша подпись? Значит всё Вам разъяснялось, всё законно и обоснованно»), ЕСПЧ оценил сущностные моменты, дальше мой вольный перевод:

146. На момент задержания заявителя и последующего осмотра в порядке закона «Об ОРД» он фактически уже был привлечен к уголовной ответственности и мог претендовать на защиту статьи 6 Конвенции. Следовательно, задержание заявителя следует рассматривать в качестве отправной точки для применения гарантий, вытекающих из пунктов 1 и 3 статьи 6 Конвенции, а именно, права на юридическую помощь, права быть информированным об этом праве и о праве хранить молчание и не свидетельствовать против себя.

151. В тех случаях, когда помощь адвоката зависит от явного заявления подозреваемого, важно, чтобы подозреваемый был проинформирован об этом праве как можно скорее, чтобы он мог воспользоваться им.

Вопрос о том, отказался ли «подозреваемый» от своих прав, во многом зависит от того, каким образом они были разъяснены. Отказ от права должен быть установлен недвусмысленно и должен быть обеспечен гарантиями, соответствующим его серьезности; отказ не обязательно должен быть явным, но он должен быть добровольным, сознательным и информированным. 

152. После того, как автомобиль заявителя был остановлен, на заявителя надели наручники и опросили сотрудники ФСКН, прежде чем приступить к осмотру транспортного средства. 

Суд отмечает, в частности, что если предварительно напечатанная часть протокола, составленного в конце рассматриваемой операции, содержала перечень прав, о которых заявитель был уведомлен, то прав, касающихся помощи адвоката, в этот перечень включено не было.

154. Суд считает, что во время опроса заявитель не был неоспоримо уведомлен о своем праве на адвоката по смыслу статьи 6 параграфа 3 Конвенции.

Таким образом, Суд считает, что даже если заявитель не сделал явного заявления о помощи адвоката во время его задержания, нельзя сказать, что он тем самым отказался от своего права на помощь адвоката.

155. Что касается вопроса о том, был ли заявитель уведомлен о своем праве хранить молчание и не давать показания против себя, Европейский Суд отмечает, что предварительно напечатанная часть протокола осмотра транспортного средства заявителя содержала пункт о том, что «подозреваемый» был уведомлен о своем праве не давать показания против себя в соответствии со статьей 51 Конституции. 

В этом контексте Суд напоминает, что уведомление о процессуальных правах, сделанное с использованием предварительно напечатанной формы, должно сопровождаться комментарием или индивидуальным объяснением ситуации «подозреваемого» и его процессуальных прав.

Однако нет никаких доказательств того, что во время задержания заявителя, или при составлении протокола осмотра его транспортного средства, или последующего протокола допроса заявителя ему было дано индивидуальное объяснение его ситуации или его процессуальных прав.

В вышеупомянутых протоколах не указывалось, что заявитель был проинформирован о том, что он был задержан на основании статьи 91 УПК или что его уведомили о подозрениях против него, а также о его процессуальных правах на основании статьи 46 УПК. Кроме того, протокол допроса указывает на то, что заявитель был допрошен в качестве «свидетеля».

156. Суд считает, что в отсутствие уведомления заявителя о его задержании, о приписываемых ему деяниях и его праве хранить молчание, ему было очень трудно оценить возможные последствия его высказываний. Более того, заявитель не был проинформирован о том, что, если он решит говорить, все его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу.

Суд повторяет, что прежде чем обвиняемый может безоговорочно отказаться от важного права, указанного в статье 6, он должен установить, что он мог разумно предвидеть последствия своего поведения.

Поэтому Суд считает, что ссылка на статью 51 Конституции Российской Федерации в форме предварительно напечатанного заявления не была достаточной, чтобы позволить заявителю «сознательно и разумно» предвидеть последствия своего поведения».

А, во-вторых, это постановление — пример того, как, в общем-то, совершенно типичное дело комплексно отрабатывается через ЕСПЧ.

Да, здесь нет поиска особо тонких правовых полутонов или политически резонансной истории. Но это совершенно понятный алгоритм работы, который по желанию доверителя прикручивается к массе уголовных дел в практике любого адвоката.

  • В деле отработаны типовое продление стражи;
  • условия этапирования и содержания;
  • содержание в клетке в зале судебных заседаний;
  • отсутствие в ней столика для ведения записей по ходу процесса;
  • нахождение конвойного в непосредственной близости от подзащитного и его адвоката в нарушение права на конфиденциальность общения;
  • отсутствие в деле судебных актов, санкционирующих прослушку  телефонных переговоров;
  • отобрание у заявителя книг, журналов и радио сотрудниками УФСИН.

Адвокат по уголовным и гражданским делам, кандидат юридических наук Максим Никонов.

Поделиться ссылкой:

Комментарии

Добавить комментарий

Смотрите также:

Также Защита