База знанийЛичный опытПосле освобождения

Шесть месяцев свободы

0

Автор Наталья Добродеева

В заключении я провела без малого семь лет. В мае отметила полгода вольной жизни. Позади остались подъемы в 6 утра, проверки два раза в день, разводы, швейная фабрика, бесконечный день сурка… Эйфория от свободы быстро прошла, тюрьма стала забываться, переместилась в область сновидений. А жизнь пришлось строить заново.

Когда находишься в колонии, все представления о мире за колючей проволокой сильно искажаются. Ты видишь его сквозь розовые очки, и кажется, что стоит только освободиться, и все наладится само собой. Срабатывает защитная реакция, чтобы выжить. Ближе к концу срока она ослабевает и сменяется тихой паникой. Вопросы крутятся в голове пугающей каруселью: «куда податься» – «на что жить» – «кому я нужен».

Что было. Нулевой километр

Готовиться к освобождению я начала заранее. И когда за мной закрылись тяжелые ворота колонии, я четко знала, что мне делать и куда идти. Конечно, жизнь внесла коррективы, но в целом вектор был выбран верно. Я обещала себе, что никогда не повторю прошлых ошибок и буду грызть землю зубами, если понадобится, но обязательно построю себе свой собственный маленький, уютный и счастливый мир. И пусть он не будет таким большим, как раньше, но зато будет таким, как я хочу.

Для начала мне надо было прийти в себя и оглядеться. Я понимала, что найти работу мне будет довольно сложно на первых порах.

Во-первых, потому что возраст, во-вторых, из-за профессии. Сфера коммуникаций и маркетинга, в которой я работала до тюрьмы, изменилась настолько, что о бодром старте в этой области не могло быть и речи. Поэтому я подумала, что можно открыть свое небольшое швейное производство, монетизировать полученные навыки шитья. А начать с покупки пары швейных машинок и работы на дому по готовым лекалам.

В колонии у меня появилась подруга, верный боевой товарищ. Вот с ней мы и решили начать свой путь в модном бизнесе.

Поскольку подруга освободилась на несколько месяцев раньше, договорились, что она и займется всей подготовительной работой. Она научилась шить за эти годы просто на отлично и пошла работать на швейную фабрику. Я звонила ей из колонии и мы заранее все решили: снимем двушку, в одной поставим машинки, в другой будем жить. Машинки предложил продать недорого наладчик с ее фабрики, мы уже обсуждали по телефону, где лучше  покупать ткани, а где напечатать качественные принты. Производственная часть была продумана до мелочей, неясным оставался вопрос с реализацией. Я подумала, что с этим проблем не будет, договоримся с магазинами, что-то можно продавать в интернете. И так красиво у нас все получалось в наших планах, что аж дух захватывало. Бизнес выглядел просто шоколадно.

Но, как говорится, гладко было на бумаге, да оврагов не учли. Чтобы продавать, надо было изучить рынок, а я руководствовалась своими преставлениями о нем семилетней давности. Бурный экономический подъем Китая смешал нам все карты. Ну откуда нам было знать, что ниша недорогой одежды перенасыщена и мы просто никак не сможем составить конкуренцию трудолюбивым швеям Поднебесной.

Наш бизнес закончился, не успев толком начаться. Но идея греет мне душу до сих пор.

Что есть. Создаем задел на будущее

Как человек, переживший за свою жизнь не один кризис, заставший и развал Союза, и кризис 1998-го, я ранее позаботилась о минимальной экономической безопасности. Пока я находилась в заключении, я сдала свою квартиру. И к освобождению квартирантов выгонять не стала, здраво рассудив, что могу пока поехать к подруге в подмосковный город, снять с ней жилье на двоих, а на оставшиеся деньги жить, постепенно поднимаясь на ноги.

Это было, наверное, самым правильным решением в моей жизни. Освободилась я в середине ноября, некоторое время заняло оформление документов – паспорт, прописка. А там уже и Новый год. Не лучшее время для поиска работы.

Но мне повезло. Те друзья, которые поддерживали меня многие годы, помогли мне и на свободе, подкидывают мне заказы на копирайтинг. После семилетнего перерыва было очень нелегко, но постепенно все навыки вернулись. И еще мне подогнали несколько платных курсов, которые я начала потихоньку изучать. С трудом продираясь сквозь новый сленг, но не сдаваясь, я в итоге получила общее понимание сферы маркетинга и коммуникаций в современном варианте, поняла, как устроены все процессы. Каждый день я понемногу учусь и работаю. Заработанные деньги вкладываю в обучение.

Новая информация позволила мне под другим углом посмотреть и на тот бизнес, который мы собирались делать с подругой. Теперь я уже четко понимаю, как нужно трансформировать нашу идею, как продвигать проект и кому продавать нашу одежду. Понемногу откладываю деньги, чтобы был стартовый капитал.

Точка невозврата

Думаю, полгода – это тот срок, когда вполне можно подводить итоги. Я очень довольна тем, чего мне удалось достичь – в плане финансов и самореализации. О личном скажу чуть позже.

Сейчас есть очень много возможностей для того, чтобы учиться и освоить с нуля какие-то несложные профессии.

Особенно это важно для тех, кто не может устроиться на работу из-за судимости. Многие женщины в колонии научились шить, и я в том числе. Если бы друзья не подкинули мне работу, я бы устроилась на швейную фабрику, хотя бы на первое время, а потом уже придумала бы что-нибудь другое.

Иногда я общаюсь со знакомыми девушками, которые тоже недавно освободились. В основном они работают на «швейке», и в целом у них все складывается неплохо. Некоторые вернулись к прежней жизни, но это их выбор, значит, им понравилось в тюрьме и рано или поздно они вернутся за колючую проволоку.

У многих моих знакомых – из тех, кто твердо решил встать на ноги – с устройством на работу особых проблем не было. И мне безумно приятно видеть, как постепенно их жизнь налаживается. К сожалению, нас меньшинство. А большинство снова оказались там, куда не планировали вернуться, но при этом собственным руками проложили дорогу назад. Такие вести я чаще, чем хотелось бы, узнаю по нашему сарафанному радио.

Женщина вообще так устроена – если захочет, горы свернет. Сидевшим мужчинам на свободе приходится гораздо труднее, и таких примеров мне известно множество. Я говорю о мужьях, братьях, сыновьях тех женщин, которых я знаю. Они либо спиваются сразу, либо идут на какую-то тяжелую работу и спиваются потом.

Оказывается, мужчину сломать труднее, да и амбиций у него больше. Не пойдет же он шить тапочки, например. Или продавцом, на рынок. А хорошей работы ему никто не предложит, естественно. Начинается депрессия, самоедство, и до запоя – рукой подать. В лучшем случае повиснет камнем на шее у жены – матери – любовницы. Не претендую на объективность, но других примеров, я, к сожалению, не встречала.

Потери и приобретения

Женщины после тюрьмы адаптируются лучше, это факт. Но у них, как правило, возникает другая проблема – это отношения с детьми. Самый больной момент. Хорошо, если дети маленькие и еще толком не понимают, что с мамой произошло. Просто рады ее видеть – и все. С подростками сложнее. Они склонны к максимализму, и наладить с ними отношения очень и очень непросто.

Мне в этом смысле вообще не повезло. Ребенка до тюрьмы я родить не успела. А теперь уже и возраст не тот. Да и с мужем развелась. Так что у меня таких проблем нету, но, честно говоря, лучше бы они были. Это самый главный мой ущерб от тех лет, что провела в заключении, и самое большое наказание.

После тюрьмы у меня поменялся круг общения. Из прежних друзей у меня осталось всего несколько человек, но я люблю их и ценю еще больше, чем прежде. Тех, кто не хочет со мной общаться, я ни в коем случае не осуждаю. Наверное, на их месте я поступила бы так же. Даже родственники, родные люди, казалось бы, – и те перестали со мной общаться, что уж говорить про остальных.

Зато в колонии у меня появились новые друзья, мы с ними общаемся и помогаем друг другу. Для меня отношения с ними очень важны, потому что мы понимаем друг друга так, как никто другой не поймет нас. Это как с армией – кто там служил, тот в цирке не смеется. Или как с людьми, прошедшими войну. Сколько угодно можно рассказывать про войну и про армию, но это такие вещи, которые остаются у человека внутри на всю жизнь.

Мы стали более жесткими и недоверчивыми. Мы полюбили одиночество и не любим толпы. Кстати, в сегодняшних условиях это несомненный плюс. Карантин для бывших зеков не проблема, мы привыкли довольствоваться малым и радоваться тому, что есть здесь и сейчас. Как пел незабвенный Цой, «если есть в кармане пачка сигарет, значит, все не так уж плохо на сегодняшний день». А если еще есть что покушать и кому позвонить, то можно сказать, что жизнь прекрасна!

Радоваться жизни здесь и сейчас – вот, пожалуй, самый ценный навык, который лично мне дала тюрьма. Уметь отделить главное от пустяков, значительное от мелочей, на которые не стоит тратить драгоценное время. Вообще, время – это то, чего в  тюрьме, в избытке, прямо хоть даром отдавай, только оно там никому не нужно, свое не знают, куда девать.

Время в тюрьме – тягучее, медленное и нудное. А на свободе мчится так, что не успеешь оглянуться – и вот уже полгода прошло. И да, ценить время – тоже одна из тех вещей, которым я научилась в заключении.

Что будет. Планы и мечты, или чем сердце успокоится

Ничего не ждать, не загадывать наперед, просто жить и радоваться – это конечно, здорово. Но еще лучше строить планы и делать все для того, чтобы они не превратились в очередные замки на песке. Удивительно, что сейчас я гораздо более склонна управлять своей жизнью, чем семь впустую потраченных лет назад. Я забыла, что такое лень, апатия, депрессия. Если раньше трудности вгоняли меня в тоску и уныние, то сейчас только больше раззадоривают. Я перестала откладывать дела на потом или бросать их на полдороги. Я слишком много времени потеряла, чтобы тратить его впустую.

Поделиться ссылкой:

Комментарии

Добавить комментарий

Смотрите также: